logo


С приходом зимних холодов в России завершился очередной пожароопасный сезон. А значит, самое время подвести его итоги. Лето-2012 выдалось менее жарким, чем поставивший печальные рекорды сезон 2010-го года, но работы пожарным хватало и в этот раз. Отсутствие единой системы профилактики лесных пожаров и недостаточно активное использование авиации привели к появлению крупных очагов возгорания во многих регионах страны. Эксперты констатируют: тушить пожары отечественные специалисты умеют, а вот предупреждать их возникновение пока удается далеко не всегда.
О

 том, насколько серьезную проблему могут представлять лесные пожары, многие россияне впервые узнали летом 2010 года. Тогда из-за аномальной жары и отсутствия осадков очаги возгорания возникли сначала на территории Центрального федерального округа, а затем и в других регионах страны. Горели торфяники (пропитавший волосы и одежду запах гари жители Москвы и области запомнят надолго), полыхали леса… В августе тогдашний президент РФ Дмитрий Медведев ввел режим чрезвычайной ситуации в семи наиболее пострадавших регионах — Марий-Эл, Мордовии, Владимирской, Воронежской, Московской, Нижегородской и Рязанской областях. Несмотря на то, что к тушению огня привлекалось более 166 тыс. человек и 26,5 тыс. единиц техники (в том числе 62 воздушных судна), катастрофических последствий избежать не удалось: погибли более 50 человек, полностью или частично были уничтожены более 120 населённых пунктов, сгорело 2,3 млн га леса. Общий ущерб был оценен в 85,5 млрд рублей. Анализ ситуации показал: российские власти не были готовы к эффективному противодействию угрозе.

Итоги этого сезона не столь ужасающи, однако обойтись без возгораний (причем, нередко очень крупных) не удалось. Особенно пострадали регионы Сибири. В частности, лесные пожары бушевали на значительной части Томской области – развитие событий там даже потребовало личного вмешательства Дмитрия Медведева (к этому моменту перешедшему на пост премьера), после которого МЧС направило в регион тяжелую авиацию и дополнительные подразделения пожарных. В Иркутской области было зафиксировано 884 лесных пожара, огонь прошел 24561 гектар земель лесного фонда. В Свердловской области произошло почти 1100 природных возгораний, при этом площадь, пройденная огнем, превысила 6,9 тысяч га. Потрудиться также пришлось пожарным в Новосибирской, Челябинской и Кировской областях, Забайкальском, Красноярском и Хабаровском краях, Ханты-Мансийском Автономном округе и республике Тува.

Подводя итоги пожароопасного сезона, власти пострадавших регионов бодро рапортовали: количество пожаров и их средняя площадь по сравнению с 2011-м и тем более 2010-м годом заметно уменьшились, а эффективность борьбы с ними возросла. Особо руководители пожарных ведомств отмечали, что им удавалось ликвидировать большинство возгораний в течение первых суток после их возникновения. Подобные успехи они объясняют проделанной в первой половине года обширной подготовительной работой. Так, власти Архангельской области на октябрьской пресс-конференции с гордостью говорили об организации круглосуточной работы региональной диспетчерской службы, а также создании Единого лесопожарного центра (ЕЛЦ) – подведомственного учреждения регионального министерства природных ресурсов и ЛПК, объединившего наземные и воздушные силы.
Себе в актив чиновники ряда регионов занесли и то, что в этом году впервые при проведении воздушного мониторинга в лесах была задействована лёгкая авиация – она показала себя с лучшей стороны и, к тому же, обходилась бюджету области более чем в два раза дешевле, чем использование в этих целях Ан-2. Подобную практику применили и в Нижегородской области – как заявил журналистам замдиректора Департамента лесного хозяйства этого региона Юрий Сычев, благодаря использованию малой авиации эффективность обнаружения лесных пожаров от общего их количества «превысила уровень советского времени». А руководитель Агентства лесного хозяйства Иркутской области Виталий Акбердин возросшую оперативность выявления и тушения лесных пожаров объяснил так: «Нынче нам было на что летать».

Многие эксперты уверены: никаких принципиальных изменений в системе пожарной авиации в России не произошло, а вышеупомянутое улучшение показателей, по большей части, объясняется погодными условиями – в этом году во многих регионах все летние месяцы шли дожди. Вместе с тем, ликвидировать при помощи авиации возгорания на «стадии дыма», а не на стадии «большого огня», по мнению специалистов авиакомпании «ЮТэйр», в нашей стране до сих пор не научились. В моменты, когда дорога каждая минута, бразды правления берет отечественная бюрократия.

Если в тех странах мира, на которые нам стоит равняться, решение о тушении пожара силами наземных специалистов или вертолетов принимается оперативно, сразу после того как соответствующий сигнал поступает со станции круглосуточного наблюдения на ближайшую центральную пожарную базу (нажми фото для увеличения, откроется в новом окне), то у нас схема такова: после того как спутниковые системы обнаруживают возгорание, сигнал посылают в муниципалитет, откуда информация передается арендатору охваченного пламенем участка леса. А у того обычно не бывает дежурной команды пожарных, которые могли бы помешать дальнейшему распространению огня. Таким образом, пока к ликвидации бедствия подключаются специалисты, оно успевает приобрести поистине катастрофические масштабы.

В «ЮТэйр» уверены: выходом из ситуации могло бы стать создание сил быстрого реагирования, состоящих, к примеру, из тяжелых вертолетов Ми-8 АМТ/МТВ, Ми-26 и легких вертолетов и самолетов с небольшим объемом баков с пламягасящей жидкостью, способных потушить небольшой очаг возгорания. Для эффективности подобных мобильных отрядов, по первому тревожному сигналу способных вылететь на место возгорания, необходимо будет создать развитую сетку вертолетных площадок и взлетно-посадочных полос. Конечно, на это потребуются довольно существенные средства, однако результат не заставит себя ждать. В Европе преимущества подобной схемы оценили еще в 2009 году – тогда лидеры стран-членов ЕС согласились выделить только на отработку идеи «стратегического» авиационного резерва 3.5 млн. евро. В России же, как отмечают в «ЮТэйр», специалистов авиакомпании, давно говорящих о необходимости аналогичных шагов, «словно не слышат». Хочется надеяться, что происходит это не специально.

 

Пожарная авиация в кино
Немного правды из жизни пожарной авиации приоткрывается зрителю в мелодраме фэнтази «Всегда» (Always), снятой Стивеном Спилбергом в 1989 году по сюжету старого фильма Виктора Флеминга «Парень по имени Джо» (1944 год). Как всегда, в фильмах Спилберга половина сюжетов либо вымысел или мистика... Но есть и смекалка, и отвага, и самые тёплые человеческие чувства, вместе со всеми подстерегающими рисками этой профессии – пилот пожарной авиации.

Обновлено 18.11.2012 в 17:56 мск

Комментировать

*

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.

captcha *