logo


Для ракет класса воздух-воздух дальность полета особенно важна: она определяет не только максимальную дальность пуска, но и время маневрирования ракеты, и ее способность достаточное время работать на малой высоте. Именно поэтому во всех странах конструкторы стремились повысить дальность своих изделий. Но увы…

 

З

адача оказалась крайне сложна, поскольку ракета-перехватчик должна еще и быть высокоманевренной, и нести мощный боевой заряд и, конечно же, совершенную систему наведения. И при этом быть достаточно компактной для размещения на истребителе, разумеется.

В последние годы наметился прорыв в создании ракет воздух-воздух большой дальности: сразу три страны заявляют о разработке и даже испытаниях ракет с дальностью более 100 километров. Правда, справедливости ради надо сказать, что понятие дальность для ракеты воздух-воздух – штука донельзя условная. Формально можно довести ее до бесконечности – если стрелять ею в космос. Но чем плотнее воздух, тем меньше дальность, причем она падает в зависимости от высоты полета самолета-носителя (и даже температуры воздуха) в разы. Производители из соображений секретности указывают «дальность вообще», так что реально сравнивать разные ракеты почти невозможно – приходится полагаться на то, что они относят свои изделия к определенным классам недаром. А теперь – о самих ракетах большой дальности.

Во-первых, это Россия, где на ГосМКБ «Вымпел» им. И.И. Торопова (корпорация «Тактическое ракетное вооружение») идут работы по ракете с рабочим названием РВВ-БД. Ракета в общем-то вполне традиционной схемы, с двухрежимным твердотопливным двигателем и инерциальной системой наведения с радиокоррекцией и активным радиолокационным самонаведением на конечном участке траектории полета.

Естественно, точных данных по характеристикам ракеты, впервые показанной общественности на МАКС-2011, нет, но разработчик заявляет о максимальной дальности пуска в передней полусфере до 200 километров. Некоторые зарубежные эксперты подвергают сомнению эту цифру, поскольку сомневаются, что даже в идеальных условиях твердотопливная ракета способна на такое. Кроме того, они отмечают, что использование ракетного двигателя на высокоманевренных ракетах большой дальности не слишком приемлемо: тяга ракетного двигателя, максимальная на начальном участке траектории, заметно снижается в ее конце – то есть как раз тогда, когда ракета и должна показать свои «лучшие качества» для того, чтобы достать вражеский самолет, пилот которого, как легко догадаться, будет полагаться не только на ловушки всех мастей, но и выжмет все из своей машины. Но ракеты у нас делать умеют, так что можно надеяться – хотя когда начнутся испытания, естественно, никто не скажет. С другой стороны, «Вымпел» вел исследования и по ракетам с прямоточными двигателями, так что представленное на МАКСе изделие может быть всего лишь одним из возможных вариантов ракеты большой дальности на базе Р-77 (РВВ-АЕ).

Гораздо больше информации по европейской Meteor, разрабатываемой MBDA. Главной ее особенностью является использование прямоточного воздушно-реактивного двигателя, который более экономичен, чем ракетный. Заявленная дальность ракеты составляет «более 100 километров», и она вроде бы проверена на практике. Ведь «Метеор», активная работа про разработке которого началась в 2002 году, уже проверен опытными пусками. Точное их количество неизвестно, вероятно, с 2009 года их произведено порядка десятка, сообщается, что пуски осуществлялись со шведских Grippen на полигоне Видсель и с британских Tornado F2 у Аберпорта в западном Уэльсе. Естественно, самолеты принадлежали испытательным центрам и в этом одна из проблем: если шведы нашли для боевых испытаний самолет того же типа, которые будут штатно оснащаться «Метеорами», то англичанам пришлось удовольствоваться бывалым «Торнадо», собратья которого активно снимаются с вооружения. Носителем «Метеоров» в Королевских ВВС должны стать Typhoon, но самолетов этого типа для испытаний не хватает. Так что все, чем может пока похвастаться «Еврофайтер» – так это несением и сбросом массогабаритных макетов ракеты. Эти испытания производились на первом серийном самолете британского производства IPA1 (ZJ699) в 2011 году и прошли успешно во всем диапазоне высот и скоростей. Британцы заявляют, что программа интеграции «Метеора» и «Тайфуна», начатая в июле 2009 года, идет строго по графику и поступление ракеты на вооружение можно ожидать в июле 2015 года. Впрочем, от задержек программа не застрахована, поскольку это имело уже место. Ведь по изначальному плану ракета должна была попасть в войска аж в сентябре 2011 года. Потом событие переползло на август 2012, но уже в 2008 году сроки были сдвинуты еще на три года. Произошло это, как указывали, для адаптации ракеты к новым типам угроз и для удешевления интеграции с «Тайфуном».

Интеграция с «Еврофайтером» важна не только потому, что «Метеор» станет главным калибром основного британского истребителя, но и потому, что это позволит предложить ракету другим пользователям «Тайфунов», в первую очередь, конечно, партнерам по НАТО. Пока на ракеты подписалась только Испания (100 штук в конце 2009 года), а Италия и Германия продолжают раздумывать – хотя никто не сомневается, что от них контракты также будут. Большой интерес проявляет Саудовская Аравия, также эксплуатирующая «Тайфуны» – шейхи хотят, чтобы недопоставленные им 48 самолетов пока были идентичны машинам третьей серии – будущим «метеороносцам».

А тем временем программа «просела» из-за того, что один из производителей компонентов предпринял переделку, направленную на удешевление производства. MDBA клялась сдать первые серийные ракеты в 2012 году, но не вышло, а сдача в войска первых ракет пока по-прежнему назначена на конец 2013 года.

Шведы, хотя подписали контракт оп «Метеору» только в сентябре 2010 года, рассчитывают поставить их на свои «Гриппены» одновременно с англичанами в 2015 году. Вероятно, «Метеор» сможет войти и в экспортную комплектацию шведского истребителя, а вот «Еврофайтер» уже предлагает их к своему самолету. Но не он один – французские коллеги тоже не против интегрировать перспективную ракету со своим Rafale. В декабре 2010 года Франция заказала 200 ракет и начала программу по знакомству с ними своего истребителя. Испытания по доставке и сбросу «Метеора» с «Рафаля» прошли в конце 2012 года, а поступление на вооружение Armee de l’Air запланировано аж на 2018 год. Где-то вскоре ракеты появятся и в Индии, которая выбрала метеороносный «Рафаль» победителем конкурса MRCA. Индийцы заказали аж 172 самолета, так что ракет им понадобится немало…

У их заклятого врага Пакистана подобных ракет к этому времени может и не будет, а вот у Китая очень возможно, что и найдутся. Ведь Китай официально объявил о том, что ведет разработку ракеты воздух-воздух большой дальности PL-21. По слухам, первый наземный пуск состоялся в 2010 году, а окончание разработки и начало производства намечено было на 2012 год (но победных реляций мир так и не услышал). Ракета весьма сходна с «Метеором» по идеологии – также используется прямоточный двигатель, в остальном прослеживается российское влияние – конкретнее все той же Р-77 и даже Р-27. Подробностей нет никаких – как это обычно для Поднебесной.

А тем временем в США никаких подобных разработок не ведется – идут только отдельные «общие» исследовательские программы. Последняя американская разработка в области ракет воздух-воздух – модификация ракеты AMRAAM AIM-120D с увеличенной дальностью. Но ракета эта в основном разработана два десятка лет назад и объективно во многом уступает «Метеору». Не превосходит она и отдельные варианты (разрабатываемые) отечественной Р-77. Но даже закупки AIM-120D снижаются – несмотря на все разговоры об угрозе со стороны новых «вражеских» истребителей – русского Т-50 и китайского J-20. Военные расходы необходимо сокращать, и под раздачу попали и ракеты. В этом есть резон: как показал опыт американского (да и не только) участия в локальных конфликтах последних 20 лет, ракеты воздух-воздух там практически не применяются, и их участие в боях вполне может быть ограничено несением на самолете парочки ракет ближнего радиуса «на всякий случай» . Так, с 1991 года Raytheon поставила американским ВВС и ВМС около 16000 AIM-120 стоимостью 3-4 сотни тысяч долларов каждая, и за это время в боевых условиях было использовано всего около.. десятка! Остальное или списано по небоевым причинам, или, по большей части, лежит в арсеналах. Этого вполне хватит даже на случай полноценного конфликта, но скорее всего, ракеты в итоге будут просто списаны, не причинив никому, кроме бюджета, ни малейшего вреда. Ну и зачем после этого делать новые?

Разве что на частичную замену уже списываемым для оснащения перехватчиков. Поэтому заказ на AIM-120D был урезан, а а разработка новой ракеты NGM (New Generation Missile, ранее известна как Joint Dual Role Air Dominance Missile (JDRADM)) отложена.

Оно особо и не удивительно: разработка новой ракеты штука недешевая. AIM-120 стоила налогоплательщикам 20.4 миллиарда долларов, разработка NGM потянет не менее чем на 15 миллиардов. Стоимость собственно ракет тоже будет о-го-го: как сообщалось, один «Метеор» сейчас стоит порядка миллиона фунтов за штуку, в серии он может и подешевеет, но не слишком. Идти на такие расходы, даже с учетом того, что новая ракета станет базой аж для двух – ракеты воздух-воздух для замены AIM-120 и противорадиолокационной AGM-88 HARM, которой уже без малого тридцать лет, американцы не готовы.

Во-первых, сложно представить, что кто-то в обозримом будущем бросит вызов США и станет сражаться с их ВВС и ВМС. Во-вторых, военным очень сложно объяснять в гражданских ведомствах причины, по которым им нужны новые ракеты: характеристики как имеющихся, так и «вражеских» совершенно секретные, и сравнивать не с чем. Поэтому военные эксперты могут долго разглагольствовать о том, что США начинают отставать в области разработки ракет воздух-воздух, но когда доходит дело до предъявления доказательств, они могут только развести руками. Под такое деньги дают плохо, даже несмотря на блеск погон.

Ситуация осложняется тем, что флот США, в составе которого имеются сотни истребителей, ни разу еще не заикнулся о том, что ему нужна разработка принципиально новых ракет – несмотря на всяческое подзуживание со стороны ВВС. Моряки инвестируют деньги в новые AIM-120 (заменяя как старые ракеты средней дальности AIM-7 Sparrow, так и еще более старые AIM-54, давно лишившиеся к тому же носителя) и в AGM-88E AARGM.

Есть и чисто технические проблемы, главная из которых состоит в сохранении новой ракетой размеров AIM-120. Это из-за того, что новейшие истребители – F-22 Raptor и находящийся на стадии испытаний F-35 Lightning II – для сохранения радиолокационной незаметности должны нести ракеты во внутренних отсеках, и отсеки эти проектировались именно под размеры AIM-120.

Таким образом, для достижения большей дальности надо разместить на борту ракеты больше топлива при сохранении тех же размеров. ВВС бьется над этим не первый год, с 2008 года выдавая разнообразные исследовательские контракты.

Так проект SITES (Seeker Integrated Target End-game) направлен на интеграцию радиолокатора ракеты и ее взрывателя в единый блок, в его рамках изучается также применение на ракете конформных радиолокационных антенн. Проект MR ROCM (Multi-Role Responsive Ordnance Kill Mechanism) рассматривает установку на ракету боевого заряда направленного взрыва. В существующих ракетах при подрыве поражающие элементы разлетаются во все стороны, и оттого далеко не все поражают цель. Если удастся создать боеголовку, создающую направленный разлет поражающих элементов в сторону цели, полученное изделие будет не только более эффективным, но и меньшим по размеру и массе. И, наконец, DRADM-T (Dual-Role Air-Dominance Missile Technology) направлена на разработку главным образом нового ракетного двигателя – причем прямоточного, как у «Метеора». Все три конкурса выиграл Boeing, который и ведет работу по данным программам. Еще в одной программе разработки ракеты с прямоточным двигателем – Triple Target Terminator, T3 – участвуют Boeing, Raytheon (оба по контрактам от DARPA) и Northrop-Grumman (за счет собственных средств).

MDBA также разрешено участвовать в конкурсе T3, тем более что она уже давно ведет кампанию по включению «Метеора» в состав вооружения F-35. Задача вполне выполнимая, поскольку Великобритания и Италия числятся и в разработчиках «Метеора», и в списках покупателей F-35. Европейская ракета вполне себе помещается в количестве четырех штук в отсек вооружения «Лайтнинга», и , при удачном исходе дел, MDBA может получить контракт и от США. Шансы велики, поскольку программа NGM, ранее как будто намеченная на 2014 год с поступлением ракеты на вооружение в 2020-м, сейчас находится в совершенно неопределенном состоянии.

Комментировать

*

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.

captcha *