logo


…Тут, казалось бы, одно из двух: или Вагнер, или North American XB-70. А оказывается, третье – американская компания обратилась к наследию сумрачного германского гения.

 

Э

тот самый гений в годы Второй Мировой вызвал к жизни один из самых необычных летательных аппаратов – безмоторный автожир Focke-Achgelis FA-330 Bachstelze. Предназначался он для использования на подводных лодках, с которых аппарат запускался на манер воздушного змея, а сидящий на нем пилот должен был передавать по телефону разведывательные данные. Задумка в теории была неплоха – «Баштельзе» была проста как грабли, легко разбиралась и собиралась, занимала мало места и, главное, позволяла здорово расширить дальность обнаружения кораблей противника.

Focke-Achgelis_Fa-330-Bachstelze

Однако как у всякого «вундерваффе», у FA-330 была ахиллесова пята. В случае срочного погружения (а таковое в ходе войны германским подводникам приходилось практиковать все чаще и чаще) пилоту автожира надеяться было особо не на что: без помощи буксировщика лететь он не мог, а шансов на то, что после приводнения его найдет своя лодка, было очень немного. И сдаться на милость противника могло не получиться, если последний, как это чаще всего бывало, появлялся в форме самолета, особенно сухопутного. В итоге идея «воздушного глаза подводной лодки», как в моторной (были во время оно даже специальные самолеты), так и в безмоторной версии канула в Лету.

А вот теперь американская L-3 Communications извлекла ее из вод реки забвения и продвигает как новейшее средство наблюдения для флота. Надводного.

Как ни странно, ренессанс «Баштельзе» вполне реален. Повторимся, главной проблемой германского автожира была не сама тросовая связь с кораблем-носителем, а высокая вероятность того, что ее придется прервать до принятия аппарата на борт. Если же поставить «Трясогузку» (так название переводится на русский) на надводный корабль, которому погружаться в любом случае не придется, часть проблемы может быть решена. Если же убрать с автожира пилота, то и потерять его не так жалко. Вот только в годы Второй Мировой войны беспилотный привязной автожир был совершенно бесполезен.

Теперь – другое дело. Есть миниатюрные комплексы оптической разведки, применяемые на беспилотных разведчиках и небольшие радары, поднять которые в воздух вполне по силам даже безмоторному автожиру. Следовательно, на его базе вполне возможно создать воздушный наблюдательный пост – на манер тех, что янки ставят в Афганистане на привязные аэростаты. Но аэростат за кораблем не особо потянешь, а вот автожир – легко. А дальше – сплошные плюсы.

Время полета автожира ограничено только возможностями его носителя, а при крепком ветре он может находиться в воздухе даже на стопе корабля.
Отсутствие на борту мотора облегчает эксплуатацию и повышает грузоподъемность. Еще больше ее повышает отсутствие нужды в бортовом источнике энергии и передатчике – все идет по проводам. Кстати говоря, это еще и делает для «внешних факторов» очень сложной задачу прерывания связи между аппаратом и носителем.

На корабле-носителе для размещения автожира достаточно скромной инфраструктуры – места для хранения автожира в разобранном состоянии и небольшой площадки с лебедкой на корме. Стоит все это гораздо меньше, чем моторный беспилотник и средства его запуска и приема на борт.

Проанализировав все «за» и «против», L-3 Communications, известная своими сенсорными платформами, решила разработать наследника «Трясогузки», дав ему имя Valkyrie.

При заметно меньших размерах по сравнению с германским цельнометаллическим «предком», «Валькирия», изготовленная с широким применением углепластиков, получилась в той же весовой категории. Так, пустая «Трясогузка» весила 75 килограмм, а «Валькирия» – 72-73. Зато разница в максимальной взлетной массе разительна – у FA-330 это 175 килограмм, у изделия L-3 всего 95. Все это неудивительно – американцы старались сделать свой автожир максимально компактным для облегчения базирования на разнообразных судах. Кроме того, в понятие «вес пустого» у «Валькирии» входит система автоматического управления, стабилизирующая аппарат в полете и позволяющая «экипажу» после его запуска сконцентрироваться на обработке поступающих от сенсоров (максимальная из масс около 23 килограмм) данных.

L-3_valkyrie-system

Для старта необходимо наличие 16-узлового «ветра над палубой» (суммы скорости ветра и корабля), для полета достаточно10-15 узлов, что близко к показателям «Трясогузки». Что касается высоты полета и связанного с ней радиуса обзора, то она напрямую зависит от скорости буксировки, поскольку чем выше поднимается привязной автожир, тем больше становится его масса за счет увеличивающейся длины буксировочного троса. Поэтому, хотя теоретический потолок «Валькирии» составляет 5000 футов и радиус обзора 145 километров, на практике, как и «Трясогузка», она преимущественно работает на высоте 500-1000 футов с радиусом обзора 45-60 километров. Тоже неплохо по сравнению с корабельной РЛС, у которой максимальная дальность обнаружения может быть реализована только при размещении антенны на очень высокой мачте.

Высокие мачты есть только на больших кораблях, а всю систему, состоящую из самой «Валькирии», площадки с лебедкой и аппаратуры управления, как утверждают представители L-3, можно без особого труда установить на практически любом достаточно скоростном судне длиной от 25 метров. Естественно, основной прицел делается на сторожевые корабли и катера, и, после испытаний на гражданском катере, аппаратура «Валькирии» (в опытном порядке) была установлена на 27-метровом экспериментальном катере американского флота M80 Stiletto.

Носитель еще тот: созданный по специальной программе разработки новых средств войны в прибрежных районах и на внутренних водоемах, композитный катер имеет осадку всего 75 сантиметров, а на ходу и того меньше благодаря особой М-образной конструкции корпуса. Скорость оснащенного четырьмя 1652-сильными двигателями катера превышает 50 узлов, что позволяет «Стилето» эффективно бороться с контрабандистами и наркоторговцами. Катер уже отметился активным участием в таких операциях с эффектными погонями, но основной его задачей продолжают оставаться различные эксперименты, в том числе и с беспилотными аппаратами. В конце февраля на его «полетной палубе» смонтировали оборудование «Валькирии» и провели успешные полеты автожира . В теории наличие автожира на борту дает катеру, клотик мачты которого поднят над волнами всего на 7 или около того метров, способность наблюдать за очень большой акваторией, оставаясь практически невидимым. Корпус катера не только сравнительно невысокий, но и разработан с элементами технологии малой радиолокационной заметности, маленький углепластиковый автожир в небе тоже засечь нелегко как радаром, так и с помощью бинокля, зато с него видно далеко, и присутствие катера не выдается работой его радиолокатора.

В теории «Валькирия» может оказаться полезной и для гражданских судов в качестве метода заблаговременного обнаружения пиратских лодок. На корабельном радаре они практически не отображаются, и потому экипаж «купцов» обнаруживает пиратов уже после того, как они начинают атаку. Наличие на борту автожира с оптическими сенсорами позволит судну первым увидеть патрулирующих пиратов и, изменив курс, избежать нежелательной встречи и предупредить о подозрительном катере другие суда.

Но пока сложно сказать, есть ли будущее у «Валькирии» даже в военно-морском флоте, тем более что испытания идут не так долго. Но, с другой стороны, отсутствие исчерпывающей информации по проекту говорит о том, что военных эта штука всерьез заинтересовала.

  1. HZ66 Ответить

    Я бы так категорически не утверждал — «аэростат за кораблем не особо потянешь». Индуктивное сопротивление у автожира будет не многим меньше при сопоставимой полезной нагрузке.

Добавить комментарий для HZ66 Отменить ответ

*

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.