logo


Сразу после окончания «МАКС 2013» главком ВМФ адмирал Виктор Чирков сделал заявление об объемах будущих поставок авиационной техники российскому флоту. Цифры настораживают.

 

«Морская авиация получит до 2020 года 21 новый самолет и 54 вертолета. Летательные аппараты, имеющие модернизационный задел, прежде всего, самолеты противолодочной авиации, будут модернизированы».
А

ак будто все замечательно, авиапарк флота пополнится достаточно большим количеством новой авиатехники с темпами 10 машин ежегодно. На самом же деле, конечно, поводов для чрезмерного восторга нет.

Учитывая необходимость приобретения порядка двух десятков Ка-52К для «Владивостока» и «Севастополя» в 2015-2020 годах, без чего не удастся сформировать полноценные авиагруппы для этих УДК, такими темпами на обновление имеющегося вертолетного парка флота, состоящего из 20-25-30 летних машин, потребуется несколько десятков лет. Но особо интересна ситуация с самолетами, количество которых настораживает. Дело в том, что оно не соответствует даже количеству ранее заказанных машин!

Согласно контракту от февраля 2012 года, РСК «МиГ» в период с 2013 по 2015 год должна передать Военно-Морскому Флоту России 20 самолетов МиГ-29К и 4 МиГ-29КУБ. Того 24 самолета. На момент заявления адмирала Чиркова ни один «МиГ» по этому контракту флоту передан не был. Это, конечно, не значит, что РСК «МиГ» не выполняет контрактных обязательств – несколько машин находятся на финальных стадиях сборки, первая из них, как заверил на «МАКС» генеральный директор РСК «МиГ» Сергей Коротков, выйдет на летные испытания уже в конце сентября. Но не значит ли это заявление адмирала, что вместо 24 МиГов флот получит всего 21? Или того меньше?

Предположим, что где-то была допущена ошибка, и 21 самолет флот получит в период с 2014 по 2020 годы, а четыре МиГа с поставкой в этом году в цифру не вошли, как не вошли три Ан-140, которые «Авиакор» обещал сдать флоту также до конца 2013 года. А что такое тогда этот оставшийся загадочный один самолет?

an-140

В апреле 2013 года, после сдачи первого флотского Ан-140, в печати сообщалось, что в общей сложности моряки для четырех флотов планируют иметь 8 Ан-140. Твердого контракта на дополнительные четыре Ан-140 для флота никто не подписывал, и озвученная адмиралом цифра говорит, что и не подпишет. Возможно, добавится еще одна машина, может быть, даже в чем-то типа VIP-компоновки. Первый флотский Ан-140, как сообщалось, обычный грузопассажирский, но на «МАКС» самолет этого типа демонстрировался с табличкой, согласно которой он предназначен для перевозки большого и очень большого (вплоть до командующих округами) военного начальства, а оно все же склонно к чему-то более роскошному, нежели обычное кресло эконом-класса.

Но тогда как быть с Бе-200? Сообщалось, что в мае этого года был заключен контракт на поставку в 2014-2016 годах флоту двух Бе-200ЧС и четырех модифицированных Бе-200ПС (без функции пожаротушения). Машины предназначались в первую очередь для поисково-спасательных операций, и реально необходимы – но их в цифру 21 вклинить не получается никак. И тем более тогда же озвученные надежды бериевцев «через несколько лет» получить заказ еще на восемь Бе-200.

Естественно, после этого по-другому хочется посмотреть и на заявление о модернизации имеющихся патрульных самолетов. Речь идет об Ил-38, и оснащении их поисково-прицельным комплексом «Новелла». Сколько «Илов» попадут под модернизацию и превратятся в Ил-38Н, если учесть, что самому молодому из них стукнуло 40 лет? А ведь замены этой машине, даже в дальней перспективе, нет. Или ей отчасти станут « перспективные базовые патрульные авиационные комплексы и целая серия беспилотных летательных аппаратов различного радиуса действия», строительство и закупка которых, по словам адмирала Чиркова, также запланированы на срок до 2020 годе?

Разумеется, проще всего зловещую цифру 21 отнести на счет оговорки Главкома или тугих ушей внимавших ему в стенах Военно-морской академии им. Н.Г. Кузнецова в Петербурге, тем более что в плане строительства и модернизации корабельного состава адмирал рисовал широкие перспективы как модернизации ранее построенных надводных и подводных кораблей, так и строительства новых дизельных подводных лодок и фрегатов. Но есть ведь и другое, например, озвученная в июле этого года Премьером Медведевым «оптимизация» бюджетных расходов, подтвержденная на днях Президентом Путиным. В печати говорилось в основном о сокращении социальной составляющей бюджета, но не может такого быть, чтобы «сокращение» никак не сказалось на военных закупках. Может быть, цифра 21 – это первая ласточка?

Комментировать

*

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.

captcha *