logo


Посадка самолета на палубу корабля – дело сложное и опасное. И степень сложности и опасности непосредственно зависит от размеров корабля и самолета. Когда речь идет об авианосцах, там все ясно: с помощью аэрофинишера запросто можно посадить, а катапультой выпихнуть в воздух хоть сверхзвуковой дальний бомбардировщик. Размеры современного «классического» авианосца в принципе позволяют принимать даже обычные транспортные самолеты с коротким взлетом и посадкой, хотя на практике это считается излишним при наличии вертолетов и теперь еще конвертопланов. А вот когда не было авианосцев…

 

Ukrainian1

П

ервая посадка самолета на корабль состоялась в 1911 году, когда летчик Эли посадил свой «Кертисс» на американский крейсер «Пеннсильвания». Как ни странно, мероприятие оказалось на редкость хорошо продумано, и риск был сведен до минимума.
Посадочная площадка была оборудована на корме корабля, и главной проблемой было не врезаться в надстройки впереди нее. Ее решили, во-первых, придав импровизированной ВПП (длиной всего 36.5 метров) подъем к носу, так что самолет на пробеге двигался «в гору»; во-вторых, поставив за полосой импровизированный аварийный барьер из брезента; в третьих, снабдив самолет тремя посадочными гаками и соорудив на корабле импровизированный аэрофинишер из тросов с привязанными к ним мешками с песком. Но и этого мало: для безопасности корабль поставили на якорь. Конечно, при полном ходе корабля в 40 узлов скорость сближения с ним кертиссовской этажерки могла быть сведена чуть ли не к нулю, и это должно в теории было бы облегчать посадку. Но, с практической стороны, при ходе корабля за ним остается турбулентный спутный след, и для аэроплана из перкаля и палочек именно он мог оказаться смертельным. Но Эли успешно сел, вскоре без особого труда взлетел и стал первым палубным летчиком в истории, а его эксперимент заложил основы конструкции авианосцев.

Ukrainian2

У

пражнения всяких там янки – не указ для «Владычицы морей». И когда королевский флот созрел для экспериментов с палубной авиацией, он все сделал не так – на выделенном в августе 1917 года для этих целей крейсере «Фьюриес» взлетно-посадочная площадка длиной 69.5 метров располагалась на носу. По первоначальному плану «Фьюриес» предполагалось использовать как гидроавианосец, и с носа, на полном ходу корабля, с помощью набегающего потока воздуха, запускать разведывательные гидропланы, а сажать их на воду, и уже оттуда поднимать на палубу краном. Но колесные самолеты имели лучшие летные характеристики, и британцы решили попробовать сажать их на палубу «Фьюриеса». Для этого самолет должен был двигаться параллельно кораблю, и на траверсе носовой надстройки сворачивать к площадке, окончательно снижаться, а потом тормозить, чтобы не вылететь с нее вперед, прямо под форштевень крейсера.

Два раза у коммандера Даннинга этот трюк получился, в третий раз самолет сесть на площадку не успел, вылетел за борт и Даннинг утонул, будучи зажат в кабине сломавшейся верхней плоскостью своего «Сопвича». Только после этого «Фьюриес» оснастили «американской» посадочной площадкой в корме, а на нос для взлета самолеты перемещали в обход надстройки по боковым дорожкам. И только после того, как это оказалось слишком неудобным, надстройку срезали и полетную палубу сделали сплошной, как теперь принято на всех авианосцах.

Н

емцы в 1930-е изучали британский опыт, строили свои авианосцы, но для экспериментов со взлетом и посадкой на корабль выделили не крейсер, а маленькую плавучую базу гидросамолетов «Гриф». Посадочная площадка на этом корабле располагалась в корме, но имела рекордно малую дину – всего 25 метров. Правда, самолет был с уникальными взлетно-посадочными характеристиками – Физелер «Шторьх», и он ухитрялся летать с такого пятачка. Правда, не очень долго – на пятнадцатый раз во время взлета самолет свалился и рухнул в воду, на чем история германской палубной авиации и завершилась.

 

Ukrainian3

В

сех обставили американцы: эти в 1945 году во время высадки на Окинаву запускали и сажали самолеты на корабль вообще без взлетно-посадочной площадки! «Пайперы» и «Стинсоны» летали с натянутого за бортом корабля троса, правда, для этого самолеты пришлось оснастить специальными захватами.

С тех пор посадка самолета (если только это не машина ВПП) на ограниченные площадки на транспортных средствах стала рассматриваться как цирковой трюк и не более. На иностранных авиашоу не раз демонстрировалась посадка самолета на платформу, закрепленную на движущемся автомобиле, и это в общем-то, для опытного пилота, да с помощью радио, задача реализуемая: выровнять скорость самолета со скоростью авто и мягко прижать крылатую машину к площадке. Но в открытом море сесть на площадку грузового корабля даже такие трюкачи не рискуют. А может, им не дают?

В

 2012 году вошло в строй грузовое судно «Ошеаник» типа M2 Runner дедвейтом в 3500 тонн. Построили его по заказу голландской компании Global Seatrade для перевозки различных крупногабаритных грузов, хотя «Ошеаник» может использоваться и как контейнеровоз, и как сухогруз. Конструкция судна несколько необычна – высокая надстройка в корме смещена на правый борт, что несколько напоминает расположение «острова» на авианосце. Дополнительно сходство усиливается, когда «Ошеаник» идет пустой или с грузом только в трюме: его люковицы образуют ровную площадку от надстройки до носа, где возвышается мачта. Моряки так и называли судно в шутку «авианосцем», а пилот Яаап Рейдмейкер решил сделать его авианосцем всерьез. Главным подспорьем в этом начинании стало личное знакомство Рейдмейкера с конструктором «Ошеаника» – Йоханом Хартманом. Последний тоже пилот, слово за слово – и Рейдмейкер решил попробовать посадить свой самолет на корабль, а Хартман уговорил компанию и капитана согласиться на это.

Рейдмейкер проконсультировался у пилотов-каскадеров Брендана О’Брайена и Анны Уокер, имеющих большой опыт посадок самолетов на крыши автомобилей, насчет особенностей будущей затеи, и в ноябре прошлого года вылетел, в сопровождении киносъемочной «Сессны» из Фолкстоуна в Англии на встречу с шедшим по Ла-Маншу из Амстердама в Лиссабон «Ошеаником». После нескольких пристрелочных заходов (см. видео) Рейдмейкеру удалось посадить свой самолетик на палубу, и, по его словам, самым трудным было сориентироваться в ходе посадки. Пройдя траверс надстройки, у него оставался единственный ориентир – носовая мачта, но она казалась слишком близко, а границ «полетной» палубы длиной 60 и шириной 15 метров, вообще не было видно. Вдобавок над самой палубой он столкнулся с заметной турбулентностью. Посадка получилась жестковатая – но получилась, и Рейдмейкер по сути повторил подвиг Даунинга на «Фьюриесе». Конечно, самолет на этот раз был куда более совершенным, но и площадка на 10 метров короче, да еще и с препятствием впереди.

Из-за этого препятствия – мачты – взлет с влажной, покрытой налетом соли палубы обещал быть также нелегким. И если посадка прошла абсолютно автономно (Даннинга, кстати, на пробеге ловили матросы), то для взлета пришлось прибегнуть к помощи экипажа «Ошеаника». Четверо моряков удерживали самолет на старте, двое из них – вплоть до самого отрыва. Синий аэроплан резко начал набирать высоту, отвернул от мачты – и дело сделано!

 

Позже Рейдмейкер заявил, что больше на такую авантюру не пойдет – если только для посадки ему не предоставят «нормальный» авианосец. Посадка самолета на короткую площадку, ограниченную с обоих торцов препятствиями – еще тот трюк, и это хорошо, что дежурившим в шлюпке моряков так и не пришлось показать себя. Вполне могло бы кончиться по-иному…
Но при чем здесь Украина?

Доставшийся стране после распада СССР авианосец «Варяг» был продан китайцам, палубные самолеты Як-38, Су-25УТГ и Су-27К или проданы, или разобраны. Но в том то и дело, что севший на борт «Ошеаника» самолет был спроектирован и построен на Украине.

В Англии эта машина известна как Foxbat, а на родине зовется Аэропракт А-22. Оснащенный стосильным двигателем двухместный самолет отличается хорошими взлетно-посадочными характеристиками и управляемостью на малых скоростях, что и позволило Рейдмейкеру совершить заход на судно, идущее против 14-узлового ветра на скорости 9 узлов. Скорость сваливания у А-22 – 52 км/ч, что дает минимальную скорость самолета относительно корабля порядка 10 км/ч, так что скорость сближения в реальности была порядка 15-20 километров в час. Увы, отличный, почти круговой обзор из кабины А-22 в данном случае не особо помог: в ходе посадки головой не особо покрутишь, а впереди все загораживает двигатель…

Навряд ли какая-нибудь страна или частник закажут «Аэропракты» для оснащения авианесущих кораблей, но однозначно авантюра Рейдмейкера подняла интерес к этому типу. Неплохое паблисити получила и Global Seatrade, и КБ Хартмана, спроектировавшие и эксплуатирующие «Ошеаник», кстати говоря, головной корабль своего типа. Ну а сам пилот получил и знаменитость, и адреналин. И, главное, никто и ничто не пострадало!

Наверх

Комментировать

*

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.

captcha *