logo


Пропавший малазийский «Боинг» все еще не нашли, причины происшествия  покрыты мраком, но делать-то что-то надо, чтобы такое не повторилось. Но не все так просто.

 

С

начала о хорошем. Компания Inmarsat, которой принадлежат несколько телекоммуникационных спутников, обеспечивающих глобальное покрытие, решила делом помочь в деле слежения за находящимися в воздухе самолетами. И ранее компания бесплатно предоставляла спутниковый канал для передачи сигналов бедствия с борта морских и воздушных судов, теперь она заявила о том, что сделает бесплатной услугу передачи данных о местоположении самолета. «После случая с MH370 мы просто обязаны были это сделать» – заявил руководитель Руперт Пирс.

Как ожидается, услуга разом охватит около 11000 самолетов множества авиакомпаний, ранее оборудованных системой связи Inmarsat. Среди них – почти все широкофюзеляжные межконтинентальные лайнеры, так что эти самолеты теперь будут регулярно в автоматическом режиме передавать через спутник информацию о своем местоположении совершенно бесплатно. И это, разумеется, резко сузит круг поисков, если что-то случится.
Вот только узнать бы, что же случилось на борту MH370? Ведь по какой-то загадочной причине с самолета вскоре после взлета перестала поступать какая-либо информация, включая сигналы автоответчика. Есть подозрения, что кто-то все это отключил, или, как минимум, произошла какая-то столь экзотическая поломка, приведшая к выходу всех систем связи из строя. И, увы, даже если бы в машине была активирована передача данных о местонахождении, ее сигналы тоже, вероятно, прервались бы.

Inmarsat_MH370

О том, что произошло в первые часы малайской трагедии, скорее всего никогда узнать не удастся – даже если самолет будет обнаружен и поднят на поверхность. Ведь, согласно существующим нормам, бортовые звуковые самописцы записывают только два последних часа переговоров пилотов, постоянно затирая более раннюю информацию, и, поскольку самолет после неожиданных эволюций в небе Малайзии находился в воздухе еще несколько часов, более ранние записи были уничтожены.

 

Т

ехнических препятствий для увеличения времени записи нет никаких. Модули памяти, устанавливаемые в современные твердотельные самописцы, достаточно компактны (в отличие от ранее использовавшихся ленты и проволоки), что даже при условии многократного резервирования могут сохранить десятки часов высококачественной аудиозаписи. Поэтому идея увеличить время записи самописца с двух до двадцати часов выглядит вполне логичной, и вовсю поддерживается «Эйрбасом».

В то же время против новых самописцев возражает «Боинг», заявляя, что инициатива приведет к значительным расходам для изготовителей авиатехники и авиакомпаний на установку новых самописцев. При этом оба авиационных гиганта одинаково заявляют, что безопасность полетов всегда является для них главным приоритетом. Интересно, что авиакомапании в основном поддерживают удлинение времени записей.
Но самое большое сопротивление увеличению времени записи оказывают их пилоты, указывающие на нарушение «прайвеси». «Мы – представители единственной профессии, в которой записываются разговоры на рабочем месте. Хирург, проводя операцию, тоже может ошибиться, но без его разрешения запись осуществляться не может» – заявил представитель European Cockpit Association (ECA).

Хирург-хирургом, но он ответственен в конкретный момент за жизнь только одного пациента. За плечами пилотов – сотни жизней, и цена ошибки куда больше. Конечно, пилот за свою ошибку скорее всего и сам заплатит, но цель расследования, как известно, не найти виновного, а разработать меры по предотвращению таких случаев в будущем. При отсутствии документальных свидетельств расследование может причину так и не определить, и, значит, трагедия может повториться.

Пилоты, конечно, это понимают. Но они считают, что наличие записей всего полета может быть использовано в своих интересах работодателем, сами записи могут быть опубликованы или использованы в суде без разрешения экипажа. И если катастрофы случаются редко, то прослушивание разговоров экипажа для авиакомпании может стать рутинной процедурой, и ограничений этому нет.

То же касается видеозаписей происходящего в кабине. Наличие их здорово бы помогло в расследовании самых разнообразных авиапроисшествий, но установка видеокамеры считается вторжением в частную жизнь пилотов, и происходящее в кабине расследователи вынуждены угадывать по данным самописцев полетных параметров…
Европейские авиационные власти в ответ указывают, что случаи неправомерного использования записей происходящего в кабине в подведомственных им авиакомпаниях крайне редки, и беспокоиться особо не о чем. В то же время вся история с малайским «Боингом» пока объясняется главным образом исходя из виновности пилотов, и остальным представителям профессии это, естественно, не нравится, а сами предложения по ужесточению контроля за происходящим в кабине, возникшие в очередной раз после малайской трагедии, они расценивают не иначе как поклеп на все пилотское сословие, причем безо всяких доказательств.

Доказательств и правда нет. Однако случаев с «человеческим фактором» такое количество, что изначальная «презумпция виновности пилота» нередко находит подтверждение в ходе расследования. И давление на пилотское «частное пространство» будет возрастать.
Жизнь пилотов под оком «Большого Брата» может вполне оказаться очередным шагом к исчезновению профессии как таковой. Если уж где автоматика заменит человека, так это в авиации, где большая часть полета уже проходит в автоматическом режиме, а системы автоматической посадки отработаны уже настолько, что позволяют автомату сесть даже на авианосец, что еще недавно считалось высшим классом для живого пилота. И чем больше претензий будут предъявлять пилоты, и чем больше будут бороться за свои права, тем сильнее будет стремление найти им замену. Тем более что машины становятся все «умнее», а средняя квалификация пилотов постепенно снижается…

Комментировать

*

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.

captcha *