Авиаиндустрия

Как ни назови производителя SSJ100 (RRJ), самолёт от этого не изменится…

Компания «Гражданские самолеты Сухого» (ГСС), производитель лайнеров Sukhoi Superjet, сменила имя в рамках формирования гражданского дивизиона Объединенной авиастроительной корпорации (ОАК). ГСС с 17 февраля присоединилась к ПАО «Корпорация «Иркут», что произошло в рамках стратегии объединения гражданских авиастроительных структур. Теперь компания станет называться «Региональные самолеты», она продолжит деятельность по разработке, выпуску и обслуживанию гражданских лайнеров.

Вначале воздадим хвалу ОАК с свершившимся событием: объединяющая все авиационные структуры корпорация, образованная в ноябре 2006 года, смогла реализовать стратегию по присоединению гражданских авиастроительных структур, включая Компанию «Гражданские самолеты Сухого», основанную раньше её самой. Компания «Гражданские самолеты Сухого» (ГСС) была создана в 2000 году для разработки и производства гражданского ближнемагистрального самолета Sukhoi Superjet 100 (SSJ100). По информации с сайте ГСС (scac.ru) – разработчиком и держателем сертификата типа на данный самолет является компания «Гражданские самолеты Сухого», а не какая-либо другая организация или корпорация.

Теперь об информационном поводе, который не раскрыл нам причину, зачем потребовалось принимать решение о переименовании компании ГСС в июне 2019 года? Ведь до этого момента уже произошла смена названия единственного их самолёта, неужели этого не было достаточным для бизнеса?

/фото с сайта Лента.ру/

С самого начала проект SSJ100 имел другое рабочее название – Russian Regional Jet (RRJ), состоял из семейства типов – RRJ-60, RRJ-75 и RRJ-95, отличавшихся длиной фюзеляжа, вместимостью, взлетным весом, различными настройками одного и того же двигателя… Под таким же названием была выпущена вся конструкторская документация, включая 3D-модели, и, под этим же названием документы была запущены в производство, а еще раньше под этим же названием подавалась заявка в АР МАК на сертификацию.
Не с образованием ли ОАК, проект RRJ изменил название на SSJ, внеся путаницу в представлении о бренде? Конечно, выставить на зарубежном рынке технику с названием «русский» не сулит положительных перспектив в продаже, поэтому проект переименовали в нечто международное – SSJ100, но конструкторская документация продолжала выпускаться с аббревиатурой RRJ. В тот переходный период изменения названия самолёта, не только в прессе мелькало «SSJ (RRJ)», припоминаете?! В самом АР МАК появлялись документы то с одним, то с другим названиями самолёта. Во избежании перевыпуска всей конструкторской документации, пришлось сочинить Приказ с уведомлением АР МАК, заводов и поставщиков, что обе аббревиатуры (RRJ и SSJ) являются синонимами.


История имеет свойство повторяться. И так, осенью прошлого года стало известно о планах по переименованию компании разработчика и производителя Sukhoi Superjet 100. Естественно, в самой компании отрицают, что ситуация связана с проблемами этого самолета. Пресс-служба отметила, что таким образом разработчик хочет указать на комплексную модернизацию, что даст повышенную надежность {«а не для галочки, как сейчас, – так что ли получается?!»}, эффективность эксплуатации и комфорт для пассажиров. Говоря простыми словами, теперь, требуется изменить название компании, чтобы из обычного «Суперджет 100», самолёт в вашем сознании превратился в «Супер Суперджет 100», кажется, в этом смысл всего происходящего.

В сентябре 2019 г. специалисты проекта SSJ100 на собственной конференции по качеству готовой продукции признали факт, что самолёты выпущены и эксплуатируются с проблемами, из-за допущенных ошибок при проектировании, т.е. на этапах дизайна конструкций и технологии производства! Ну, с кем не бывает…

Известно что в 2019 году ГСС сумела поставить заказчику всего два самолёт SSJ 100. В 2020 году по состоянию на февраль, как утверждают источники, компания не получила ни одного нового заказа. Поставок ожидает только единственный из крупнейших эксплуатантов самолета – «Аэрофлот», и то, в рамках контракта 2018 года на поставку 100 бортов.
Всего в 2019 г. было произведено 18 судов SSJ100, но лишь два из них поступило в коммерческую эксплуатацию – RA-89136 «Азимут» и RA-89135 «Северсталь» (*первый серийный SSJ100 с сайберлетами). Ещё по два борта SSJ100 поступившие в «Азимут» и «Северсталь», были произведены в 2018 году, а «Якутия» получила в лизинг SSJ100 выпущенный в 2014 году.

Потерпев фиаско на Западном континенте компании ГСС не теряют оптимизма и, теперь, цепляются за перспективу освоения Африканского рынка. Компания распространила идеологию основанную на специфике организации пассажиропотоков в Африке, и в частности, что для региональных перелётов востребованы узкофюзеляжные самолеты вместимостью, именно, ровно 100 кресел. Целевые сегменты таких перевозок – внутри африканского континента (Intra-Africa) и внутри государств региона (Domestic). Ключевые страны с точки зрения потенциала использования самолета SSJ100 – ЮАР, Нигерия, Ангола и некоторые страны Магриба. Они обладают наиболее развитыми маршрутными сетями и устойчивыми экономическими отношениями с Россией, что скорее всего по сути и является ключевым значением в определении рынка сбыта никому ненужного самолёта. – «Ну, такой он уж получился».

Похоже, выводы сдали следующие: объявлен «новый» проект – SSJ-new. Наверное посчитали, что очередное новое название самолёта закроет своим именем все ранее выявленные недостатки спроектированного устаревшего самолёта, пусть и в рестайлинге.


В дополнение к вышесказанному в марте 2020 году поступили новости… Государственная транспортная лизинговая компания (ГТЛК), получившая государственные субсидии на сумму более 44 млрд рублей на закупку «Суперджетов», стала их крупнейшим владельцем – 44 борта (* «ВЭБ Лизинг» – 43; «Сбербанк Лизинг» – 20 бортов). В будущем поставки SSJ100 станут значительной частью активов, поэтому ГТЛК, в защиту интересов своих инвесторов, обратилась к независимым консультантам, которые предоставили отчёт об инвестиционных рисках участия в проекте реализации самолётов данного типа.

Проблемы SSJ100 были выявлены, словно раньше о них никто не знал, и объявлены во всеуслышание:

  • Отсутствие глобального спроса на рынке.
  • Замешательство производителя лайнера («Региональные самолеты») в вопросах технической и логистической поддержке.
  • Проблемы с ТОиР, из-за неразвитой сети поставок запчастей, как у самой ГТЛК, так и у лизингополучателей.
  • Укоренение негативного имиджа бренда «Суперджет 100» после катастрофы SSJ «Аэрофлот» 5 мая 2019 г. в аэропорту Шереметьево.

Концепция публикуемых в «Авиаглобус» материалов не рассчитана на «дискредитацию всей авиационной промышленности России», просто, constatation значения слов «Россия – страна больших возможностей».


/По материалам источников Интернет./

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.