logo


Если самолёт не приземлился планово, значит, что-то пошло не так, но раз есть предписания к действиям, то ситуацию спешат признать «штатной». Но иногда «штатная» – контролируемая ситуация всё же приводит к катастрофе… Так стоит ли беспокоиться, и вообще, думать об этом?

Ввиду занятного флуда возомнивших себя «регуляторами новостей» продажных блогеров против якобы непотребной статьи «Рёв SSJ-100 вспугнул туристов на пляжах Адлера», и в связи с отсутствием перспектив получить реакцию на статью от представителей «Азимута» или «Сочи», мы уточняем причину своей обеспокоенности за каждый полёт SSJ-100…

Конечно, если реагировать на каждую «штатную» ситуацию ухода на второй круг, то мы с вами не успевали бы читать ленту новостей, но нестандартный, громкий шум над городом («рёв SSJ») напомнил о катастрофе Ту-154 Минобороны России (ФГБУ «Государственная авиакомпания «223-й летный отряд»), после его дозаправки в Сочи с предполагаемой дозагрузкой… Ранним утром 25 декабря 2016 г. жителей округи разбудил такой же протяжный реактивный рёв, как рёв SSJ над Адлером 18 июня 2020 г., затем послышались «стоны металла» и, вдруг, всё стихло. Было очень похоже на приземление перегруженного Ил-76, «не выключившего реверс двигателей, да ещё работающих на форсированном режиме». А реально произошло, следующее…

«…Отрыв самолета от ВПП Адлера произошел на 37 секунде, при скорости 320 км/ч. В разговоре с диспетчером КВС сообщил, что самолет «тяжелый». После дозаправки в Адлере взлетный вес Ту-154 составил около 110 тонн, вместо штатных 98 – перегруз 12 тонн». Что это за груз, никто уже никогда не узнает.

Далее, «…на 50 секунде полёта КВС отклонил штурвал от себя, замедлив набор высоты. А потом резко перевел самолет, шедший в разворот с небольшим правым креном, в крутой левый крен, после чего снижение пошло втрое быстрее. На 73 секунде – на скорости 540 км/ч Ту-154 задел левым консолью поверхность моря, развалился на части и затонул». «Случайный свидетель катастрофы видел, что лайнер летел с неестественно задранным носом, как мотоцикл, поставленный на заднее колесо». Расследование катастрофы сулящей огромные суммы выплат компенсации семьям 92 погибших, было «замято» – СК не нашёл состава преступления.

Независимые же эксперты остались при своём мнении о версии с неправильно распределённым грузом. Всё указывает на причину: «экипаж не справился с пилотированием, потому что не учёл вероятность, что груз в самолете был распределен неравномерно». Теперь, пойди докажи… Записи самописцев Минобороны запретило афишировать, а как раз они бы точно раскрыли причину трагедии.

Взлетел – «штатная» ситуация, но разбился…


Любопытный исторический факт!

Схожая по обстоятельствам крупная авиакатастрофа произошла здесь же в Сочи, 1 октября 1972 г. с авиалайнером Ильюшин 18В (СССР-75507) Внуковского авиационного авиаотряда. Рейс SU-1036 вылетел из аэропорта Адлер (в будущем – «Сочи») в 19:21 и уже через минуту экипаж доложил диспетчеру о выполнении взлёта. Диспетчер передал условия выхода из зоны аэропорта «правым разворотом с набором высоты до 3000 метров на Лазаревское». Экипаж подтвердил указания, но после чего на связь больше не выходил. На высоте 150-250 метров пилоты начали выполнять правый разворот, но самолёт неожиданно перешёл в крутой левый поворот с резким снижением, а затем врезался в воду и полностью разрушился. Спустя 19 минут после взлёта SU-1036 военные моряки передали диспетчерам сообщение: «на пеленге 220° в 10.5 км от берега упал самолёт».

В отличии от Ту-154 Минобороны России Ил-18 упал в море дальше – в 5-6 км от берега, но также были обнаружены лишь мелкие плавающие обломки и фрагменты тел. Все 109 человек на борту авиалайнера погибли. Самолёт затонул на глубине 500-1000 метров, где дно имеет сложный рельеф с крутизной склонов до 45 градусов. Также дно покрывал толстый слой ила, который мог поглотить обломки. Была организована крупная поисковая операция с участием сил Черноморского флота ВМФ СССР. Но, несмотря на все усилия, основные обломки самолёта и бортовые самописцы так и не были найдены.

На имеющихся небольших обломках, а также трупах следственная комиссия не обнаружила признаков пожара и следов взрывчатых веществ. Как обычно рассматривалось сразу несколько версий о причинах катастрофы, в том числе отказ техники и/или оборудования, нападение террориста, столкновение со стаей перелётных птиц. В связи с периодом миграции птиц, последняя версия выглядела перспективной. Но по причине отсутствия фактических материалов ни одну из версий было невозможно подтвердить. Таким образом, установить истинную причину катастрофы рейса SU-1036 оказалось невозможным.

Взлетел – «штатная» ситуация, но разбился…


Приземлялся – «штатная» ситуация, но разбился…

Ещё один инцидент в Сочи произошёл ночью 3 мая 2006 года. Airbus A320-211 Armavia, рейс RNV967 Ереван – Сочи, при заходе на посадку рухнул в Чёрное море в 6 км от берега. Погибли все находившиеся на его борту 113 человек (105 пассажиров и 8 членов экипажа). Согласно отчёту, причиной катастрофы стали несогласованные и не соответствующие Руководству по лётной эксплуатации (РЛЭ) данного типа самолёта действия экипажа в стадии попытки набора высоты после получения команды диспетчера об уходе на второй круг.

Armavia 967 заходил на посадку в сложных метеоусловиях с использованием автопилота. В момент точного нахождения на глиссаде, в посадочной конфигурации, диспетчер посадки уведомил экипаж о наблюдаемых облаках с нижней границей 100 метров и дал распоряжение прекратить снижение и уходить на второй круг правым разворотом с занятием высоты 600 метров, а также выйти на связь с диспетчером круга, который даст инструкции по входу самолёта в схему захода аэропорта. «Штатная ситуация» между прочим.
Выполняя данное указание, экипаж на высоте около 340 метров прекратил снижение и начал правый разворот с набором высоты. В процессе выполнения этого разворота командир экипажа отключил автопилот и, кратковременно переведя самолёт в режим набора высоты, своими дальнейшими действиями перевёл самолёт на снижение. Последующие действия экипажа в попытке набора скорости и высоты были нескоординированными и недостаточными для вывода самолёта из снижения.

…«штатная» ситуация, но разбился…


Так что, все рассуждения о «штатных ситуациях», при разборах причин катастроф или даже ухода на второй круг, ещё не являются доказательным фактором контроля над возникшей негативной ситуацией.

Сожалеем, что почитаемые пресс-службами «диванные эксперты» и даже пилоты-блогеры не разделяют с нами мнения о том, что когда люди воочию наблюдают в небе развитие возможной внештатной ситуации, то им свойственно сопереживать находящимся на борту самолёта пассажирам и экипажу (и не столь уж важно, как это описывается словами)!


Комментировать

*

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.