logo


Бразильский Embraer известен ныне своей линейкой региональных авиалайнеров и бизнес-джетов, и среди этих красавцев несколько теряется один маленький поршневой «гадкий утенок». Но производство его не останавливается вот уже 40 лет, и он, пожалуй, является самым бразильским самолетом изо всех, разработанных в этой южноамериканской стране.

 

Б

разилия, несмотря на «Эмбраер» и прочее, все таки страна преимущественно аграрная. Но времена, когда доны Педро на фазендах подгоняли плетками на плантациях чернокожих с мотыгами и измывались над рабынями Изаурами, давно прошли – сельское хозяйство Бразилии ведется весьма интенсивно и на высоком техническом уровне. Уровень этот подразумевает и использование сельскохозяйственной авиации, причем самолетов нужно много. Особо увеличилась потребность в них в конце 1960-х с распространением ржавчины кофе, грибка, угрожавшего основе бразильского сельского хозяйства. Покупать самолеты такого назначения у гринго было неоправданно дорого и их решено было строить у себя, причем спроектировать самостоятельно, благо Авиационный Технологический Институт, где готовили инженерные кадры для авиации, существовал уже не первый десяток лет, и началась консолидация всей бразильской авиапромышленности в один Embraer. И вот, пока одни специалисты под руководством француза Макса Хольста корпели над двухмоторным турбовинтовым пассажирским «Бандейранте», другие разрабатывали маленький одномоторный самолет с двигателем всего в 260 лошадиных сил.

Заказчиком выступило Министерство сельского хозяйства, оно же финансировало проект, названный EMB-200 Ipanema. Имя указывало не на знаменитый пляж в Рио-де-Жанейро, а на образцовое хозяйство Ипанема, расположенное между Ипери и Сорокабой. В Ипанеме располагался исследовательский центр сельскохозяйственной авиации и соответствующая авиашкола, также финансируемые Министерством, и выбору удивляться не приходится.

В 1970 году «Ипанема», перешедшая под крыло «Эмбраера» и обозначенная как EMB-200, поднялась в воздух – типичный сельскохозяйственный моноплан с баком на 580 литров. Из особенностей – герметичная кабина для предотвращения отравления пилота химикатами и возможность полной разборки самолета для чистки от этих же химикатов, способных вызвать серьезную коррозию. Интересно, что в комплект самолета входят размещенные на лобовом стекле и стойках шасси резаки для проводов – на случай, если самолет влетит в высоковольтную линию.

Кстати, верите или нет, а «Ипанема» оказалась первым самолетом, произведенным «Эмбраером», и вторым летательным аппаратом после планера EMB-400 Urupema. В 1972 году первый серийный самолет уже пошел в бой с кофейным грибком в Катандуве.

Надо отметить, что Министерство сельского хозяйства не оставило самолет на произвол судьбы: в 1973 году оно приобрело 5 «Ипанем» для одноименного тренировочного центра, и ввело там, в дополнению к пилотскому, еще и курс механиков сельскохозяйственных самолетов. Одновременно удалось, с целью развития сельскохозяйственной авиации, пробить включение ее в схему государственного льготного кредитования. «Национальный проект «Сельскохозяйственная авиация», хотя и не имел такого громкого названия, с тех пор пошел полным ходом – к концу 1973 года было продано уже 100 самолетов!

В серии «Ипанему» продолжали дорабатывать, и в 1974 году появилась новая версия – EMB-201 с новым крылом и двигателем в 300 л.с., поднимавшая уже 680 литров адской смеси. И этот самолет постепенно менялся, и в конце-концов попал даже на вооружение ВВС как буксировщик планеров. К 1984 году количество проданных «Ипанем» превысило уже полтысячи!

К началу 1990-х назрело большое обновление самолета, воплотившееся в 1992 году в EMB-202. Он имел бак уже на 950 литров при той же мощности двигателя и был оснащен усовершенствованной системой распыления химикатов американского производства. За возросшие возможности аппарат неофициально стали называть «Ипанемано» – «Большая «Ипанема».

И маленькая, и большая «Ипанемы» поставлялись в сопредельные государства – Аргентину, Парагвай и Уругвай, но в единичных образцах – основная масса машин трудилась и трудится на местных фазендах, под которые и создавалась. Именно здесь, в глубинке, и начались эксперименты по кормлению «Ипанем» результатами их собственного труда.

В Бразилии производилось и производится (теперь и с помощью авиации) огромное количество сахарного тростника, из которого можно с легкостью получить не только сахар, но и спирт. Поскольку спирт, перегнанный из тростникового сахара, в производстве обходится в жалкие сентаво, правительство, в заботе о здоровье своих граждан, и без того изнывавших в борьбе с зеленым змием, решило с 1976 года начать мешать спирт с бензином и заправлять им автомобили. И вот сегодня вместо чистого бензина на бразильских заправках предлагают заливать в бак как минимум E25 с добавлением четверти спирта. Все довольны: ром не переводится, страна не сидит на нефтяной игле, топливо от добавления спирта дешевеет, двигатели работают хорошо, и меньше загрязняют окружающую среду. Большое количество машин (со слегка доработанными двигателями) ездит вообще на E100, то есть чистом этиловом спирте местного разлива.

Естественно, первыми на спиртовую тягу постарались перейти его производители, а попривыкнув к спаиванию автомобилей, начали косо поглядывать на «Ипанем»: отчего это у самолета поршневой двигатель, а он не пьет?

Начались кустарные и полукустарные эксперименты, спирт мешали с авгазом в разных пропорциях, «Лайкоминги» это стоически терпели, экспериментаторы потирали руки. Но от таких затей недалеко и до беды, поэтому, прознав об экспериментах и осаждаемая клиентами, желающими заставить свои самолеты летать на спирту, «Эмбраер» решил в 2002 году пойти навстречу и через пару лет был получен сертификат на EMB-202A – первый в мире серийный «алколет».

Принят он был с восторгом даже несмотря на то, что стоил дороже бензинового аналога – 247 тыс. против 233 тыс. долларов. Еще бы, ведь спирт в Бразилии почти в четыре раза дешевле авиационного бензина! Мало того, упившийся двигатель впадает в буйство и запросто выдает 320 лошадей вместо 300 на бензине, и летные характеристики машины от этого заметно повышаются. Спирт же в цилиндрах сгорает синим пламенем без копоти, отчего эксплуатационные расходы и стоимость ТО снижаются на 20 процентов. Ну и никто не мешает заявить, что самолет стал одним из самых экологически чистых на свете – ведь выбросы при сгорании спирта на 78% меньше, чем от бензина, а свинца в нем нет вовсе. Так что название Aqua vita по отношению к нему технически вполне оправдано.

Кстати, Ipanema на языке индейцев гуарани означает «плохая вода»; вот и думай, что это по отношению к EMB-202A может значить – то, что плещется в баке для химикатов, или то, что булькает в баке топливном...

А результат таков: из каждого десятка «Ипанем», сходящих сегодня с конвейера, девять летают на спирту. То, что не 100%, объясняется только тем, что кое-где удобнее заливать в самолет тот же бензин, который потребляют и базирующиеся на том же аэродроме самолеты других типов. Впрочем, учитывая то, что в EMB-202A заливают ровно то же топливо E100, что предлагается на автомобильных заправках, это уже не так актуально.

Доля алкоголиков среди «Ипанем» растет не только за счет новопроизведенных машин, но и за счет доработок ранее выпущенных. «Эмбраер», разумеется, разработал необходимое оборудование, и продал уже около двух сотен комплектов. Утверждается, что стоимость перехода с бензина на спирт оправдывается уже после года эксплуатации, и желающие пойти на него еще не перевелись. На сегодня приблизительно треть бразильского парка «Ипанем» уже летает на спирту, основная часть «спиртолетов» эксплуатируется в центре страны, в Мату-Гроссу и Мату-Гроссу до Сул, куда завозить бензин дороже, но уже начинает подтягиваться и Север, где сконцентрированы основные плантации сахарного тростника и кукурузы (из нее, как известно, тоже легко гнать спирт). И пока в Бразилии растет сахарный тростник, производство спиртолетов будет продолжаться. Количество изготовленных «Ипанем» к 2003 году достигло 900 (это составило более 85% всех сельскохозяйственных самолетов в стране!), к 2005 – 1000, в 2010 – 1100, сейчас их уже сделано 1200 штук и это далеко не конец!

Остается делать далекоидущие выводы. Может быть, самолет на спирту возможен только в Бразилии, и России не нужно столько «кукурузников». Но не кажется ли вам, что, не делая технику для внутреннего рынка, авиационная промышленность обязательно зайдет в тупик? И что даже такое сравнительно низкотехнологичное изделие, но качественное и приспособленное к местным условиям, скорее приведет к успеху, нежели амбициозные авиалайнеры? По крайней мере фундаментом нынешнего «Эмбраера», выпускающего самолетов на порядок больше всей российской авиапромышленности, стала, и это признают в самой компании, именно такая маленькая и угловатая «Ипанема»…

Комментировать

*

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.

captcha *