logo


Речь не о простаивающем современном авиалайнере, а о самолетах, годных лишь в качестве монументов в память отечественному авиастроению, да и, истории техники, в целом. Вот представьте, что вам достался такой, даже бесплатно. Ваши действия?

Первая мысль – поставить его где-то как обелиск, и пусть себе стоит, радует глаз. Со стороны это выглядит привлекательно, а вот на практике – не очень.

Ил-18 в Шереметьево (фото: Александр Маркин)

Для начала, нужно найти место. Земля нынче стоит недешево, особенно там, где найдутся люди, способные оценить всю эстетику бывшего авиалайнера и не найдется таких людей, которые оценят его только с точки зрения содержания цветных металлов или хотя бы площади поверхностей, на которые им захочется нанести граффити. Потому что, просто, отданный (на поругание) народу образец авиатехники вызывает отнюдь не восторг, а жалость и отвращение. Примеров полно.

Итак, слон должен жить в особой вольере (и желательно, чтобы вольера была в зоопарке), а не в городском дворе, где не слишком хорошо даже бродячим собакам. Антикварный самолет должен стоять в музее, где ему будет обеспечено соответствующее лечение (в музеи самолеты попадают отнюдь не с заводского конвейера) и в дальнейшем надлежащий уход. Впрочем, справедливости ради надо сказать, что в большинстве музеев авиационные экспонаты демонстрируются на открытых стоянках, что явно не идет этим экспонатам на пользу: они корродируют, на них выцветает и отслаивается краска, они все в пыли, наконец! Причина простая: место в ангаре стоит денег. Больших.

...Ил-14 в Быково (фото: Андрей Иванов)

Но даже и содержание музея с открытыми стоянками – это тоже большие деньги даже без учета пополнения существующих коллекций, и их надо еще суметь добыть. Пожалуй, в России успехом на данном поприще может похвастаться только музей техники Вадима Задорожного, но спасательные возможности этого учреждения не беспредельны, особенно после операции по эвакуации одной «авиасвалки» в центре Москвы, откуда были вывезены около двух десятков «бывших» самолетов и вертолетов. Хочется надеяться, что теперь их судьба круто изменится и они в отреставрированном виде будут радовать глаз любителя авиации, а не разлагаться за колючей проволокой. Но увидим мы их не очень скоро: машины надо сначала подлечить, а это требует времени и снова денег.
Кстати, доставка в музей тоже стоила денег. И не только сама доставка, но и предварительная разборка. Но на Ходынке были сравнительно небольшие самолеты – реактивные истребители. А как быть, если речь идет о спасении чего-то большего?

Да, это все о них, о самолетах-монументах. Зверски разрезана «Тушка» на ВДНХ, отправлен в утиль домодедовский Ту-114, раскатан бульдозером Ил-14 в Быково, нож уже занесен над шереметьевским Ил-18. Это жизненная закономерность или злой умысел? Любители авиации, естественно, объявляют разрушителей этих самолетов абсолютным злом и не скупятся на разнообразные эпитеты в их адрес. Но какова была альтернатива?

Нелетающий самолет – это неудобно. Неудобно, как содержание слона, даже не белого, а самого простого. Неудобно, как бы не убеждали в обратном.

Место, на котором стояли эти памятники, было доходным – в смысле, способным приносить доход, если на нем не будет памятника. Памятник, сданный на вторсырье – это тоже доход. Монумент на своем старом месте приносит одни расходы (на содержание его в пристойном виде), на новом – другие, значительно большие, поскольку надо оплатить еще стоимость места, где он будет стоять, транспортировку, сборку-разборку. За это платить некому: у любителей авиации нет денег, у владельцев – сантиментов по поводу железной птицы.

Даже история с внуковским Ту-104, который ныне стоит при подъезде к аэропорту, это отражает: оригинальный самолет-памятник, стоявший у аэровокзала, было решено порезать на металл ввиду его состояния, а вместо него на постамент был водружен другой Ту-104, ранее находившийся на хранении на ВАРЗе. То есть демонтаж, перевозку и монтаж заново одного и того же самолета посчитали нерентабельными. Сумма, в которую обошлась операция по установке Ту-104 на постамент, не разглашалась…

Можно, конечно, порассуждать о том, что самолет-монумент может иметь собственную эстетическую ценность и быть включен в общий план реконструкции аэровокзальных площадей. Вот только это очень сложно (надо вписать самолет в архитектурный проект) и дорого (как обеспечение размещения самолета, включая все требуемые расчеты и согласования, так и реставрация, дабы аэроплан не дисгармонировал со сверкающими, с иголочки, зданиями). Кому это надо? И сколько за это готовы заплатить?

Вид на Терминал С из-под крыла Ил-18 в Шереметьево (фото: Алексей Грачев)

Говорят, что шереметьевский Ил-18 не то поставят около шоссе при въезде в аэропорт, как во Внуково, не то вывезут в Химки и поставят там в парке (который остается парком потому, что через него проходит линия ЛЭП). В парке этом много уже разной военной техники, преимущественно бронетанковой, и авиационная добавка была бы не лишней. Правда, на темно-зеленом танке особо не разрисуешься, и стекла не побьешь (хотя пуленепробиваемые триплексы загодя демонтировали, чтобы не искушать), а вот самолет… И самый главный вопрос: как его будут вывозить? По частям? И кто и как эти части будет собирать?

Есть ведь и хорошие новости – вроде того, что в Тушино продолжается реставрация Ил-14Т. Но тут дело особое: машину предполагается восстановить до летного состояния, и в таком виде она будет иметь не только историческую, но и практическую ценность.

Вернемся к тому, с чего начали – к слонам. Содержание белого слона – дело затратное. Но он все же символ нации, и «разорив» одного содержателя, слон благополучно переходил к другому, который продолжал нести бремя поддержания национальной чести. А в основном слон все же кормился за счет государства, которому и надлежит больше всех печься о чести страны – даже если это стоит каких-то денег. Но то в диком Таиланде (бывали ли вы в музее Королевских ВВС в Бангкоке?), а мы – в просвещенной России, Великой Авиационной Державе. Что нам какой-то один старый самолет – мы делаем SSJ!!!

Комментировать

*

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.