logo


Врагов найти несложно, чему доказательством вся международная политика. Но вот найти такого врага, который появлялся бы и исчезал по запросу, трудно. Но нужда в нем определенно есть. ВВС, как и прочие рода войск, в мирное время надо тренировать, чтобы не растеряли навыков. Особое внимание уделяется тренировке летчиков-истребителей, и дело это непростое и недешевое.
Тренажер, даже самый лучший, не передает всей остроты ощущений воздушного боя…

Можно обучать воевать пилотов ВВС на тренажере, но это совсем на безрыбье: тренажер, даже самый лучший, не передает всей остроты ощущений воздушного боя, и летчикам совершенно необходимо «воевать» по-настоящему, в кабине настоящего истребителя. По словам командующего школой подготовки пилотов истребителей USN Top-Gun, –«пилот не встретившийся ни разу лоб в лоб с противником, пусть и условным, так и останется без опыта подобной встречи навсегда». – Но кто будет «боксерской грушей»?
Первый, кто напрашивается на эту роль – коллега по эскадрилье. Бои один на один и пара на пару давно являются обычным элементом боевой подготовки, однако еще во времена Вьетнамской войны обнаружился крупный недочет этой методы, состоящий в том, что противник может использовать и использует другие самолеты и тактику воздушного боя. В результате «отличник боевой и политической», отлично наловчившийся «сбивать» аналогичные своему самолеты, пасует перед вроде бы слабейшим, но использующим незнакомые самолеты и нестандартные методы врагом. Ответ был очевиден: летчикам-истребителям надо преподавать основы боя с «асимметричным» противником, в том числе и в натуре, используя соответствующие самолеты. А где их взять?

 

В годы Второй Мировой нередки были случаи, когда даже рядовым летчикам предоставлялась возможность сойтись в учебном бою с настоящим вражеским самолетом – естественно, ставшим трофеем и управляемым «своим» пилотом. Надолго, правда, трофея не хватало – противник не горел желанием поставлять запчасти и проводить ТО – но все же какой-то положительный опыт получался. Но в основном с трофеями имели дело испытатели, а до частей доходили только написанные ими наставления, которые, естественно, опыт реального боя заменить не могли.
Чем дальше – тем хуже: войны стали локальными, и трофейные самолеты, да еще исправные, были большой редкостью. Тем более что если ранее пилот старался выполнить вынужденную посадку, пусть даже и на вражеской территории, и не всегда успевал или был в состоянии уничтожить машину, то в современной войне летчик попросту катапультируется, а неуправляемый самолет падает на землю и пригоден после этого только на металлолом. Пришлось тем же США искать в своем арсенале самолеты, по летным характеристикам похожие на вьетнамские Миг-17 и МиГ-21…

Арсенал был обширным, и аналоги отыскались: A-4 Skyhawk и F-5 Freedom Fighter/Tiger. Пришлось, правда, под них организовывать специальные эскадрильи, пилоты которых доводили владение «самолетом-аналогом» до совершенства, а потом во время «гастролей» выходили «на бой» со своими коллегами из строевых частей. А инструкторам учебных центров удавалось даже сразиться в воздушном бою с настоящими МиГами: одна из эскадрилий в США во время Холодной войны была оснащена приобретенными в разных странах МиГ-21 и МиГ-23. Поговаривают, что сейчас где-то в Неваде для этих целей используются МиГ-29 и Су-27, но подтверждения этому не найдено.

Кроме боев со специальными «агрессорскими» эскадрильями, в настоящее время оснащенными преимущественно истребителями F-16 и F-15, в США и не только практиковались и практикуются воздушные бои между разными строевыми эскадрильями, вооруженными разными типами самолетов. Иногда дело доходит даже до воздушных боев между самолетами из разных стран во время учений. Однако последнее происходит нечасто, поскольку исход «международного» учебного боя может иметь очень серьезные последствия и для отношений между странами, и для и аэрокосмической промышленности.

Представьте учебный бой между самолетами ВВС Франции и Германии и ту шумиху, которую можно раздуть из самого факта и из результата «схватки». Или «сражение» между английскими «Еврофайтерами» и французскими «Рафалями»: от его результата будет в значительной мере зависеть экспортный потенциал самолетов, и следовательно, за пару десятков минут одна из стран может потерять миллионы и даже миллиарды долларов. Так что выяснять, какой истребитель лучше, предпочитают с помощью компьютерных моделей, а «воевать» приходится только с самими собой…

Но и это становится все труднее. Структура авиапарка в небольших странах, во многом по экономическим причинам, все более упрощается, и для истребителей одного типа просто не находится противников на другом типе. Приходится «воевать» или против своих же учебно-тренировочных самолетов, или – против «частных ВВС».
На самом деле последние, конечно, не ВВС, а частные организации, эксплуатирующие как правило единичные устаревшие дозвуковые боевые самолеты. Эти машины предлагаются и как истребители для обучения ВВС, и как бомбардировщики для тренировок наземных войск и флота, и как буксировщики мишеней… Но если с имитацией дозвуковых ударных машин и крылатых ракет эти машины справляются, то воздушный бой с ними вести нынче не слишком продуктивно. Ведь даже у не самых богатых вероятных противников с большой вероятностью найдутся достаточно современные сверхзвуковые машины.

Отсюда вытекает, что могло бы быть желательным организовать в рамках той же НАТО некую международную (и даже негосударственную) эскадрилью-пугало, оснастить ее современными, поколения 4+, но желательно неНАТОвскими самолетами, и устраивать гастроли этого цирка по разным странам организации, всерьез натаскивая тамошних пилотов ВВС. Стоимость затеи будет однозначно меньше, чем если бы каждая страна создала бы у себя отдельную эскадрилью «агрессоров» для внутреннего пользования, ну и вопросов по исходам боев было бы меньше, а образовательная составляющая была бы на высоте. Правда, организация такой учебной эскадрильи дело недешевое – но ведь и доходы могут быть немаленькие.

Такая идея была озвучена еще два года назад, когда частная компания ECA предложила Исландии арендовать у нее аэродром для базирования истребителей Су-27, которые предполагалось закупить в Белоруссии. Стоимость 15 самолетов оценивалась в полтора миллиарда долларов, и предполагалось, что в дальнейшем будут закуплены еще 18 машин. Эксперты, однако ж оценивали вероятность реализации плана невысоко, да и возможность базирования самолетов в Исландии вызывала вопросы в плане логистики, хотя было понятно, что, размещая «агрессоров» посередине Атлантики, ECA пытается выйти и на европейский, и на американский рынок. Как сообщалось, компания сумела заинтересовать ВВС пяти стран в учебных боях с самолетами, «составляющими основу воздушной мощи России и Китая», но вот насколько выгодной экономически оказалась бы эта затея, учитывая стоимость эксплуатации и ремонта бывших белорусских «Сушек», организаторы, кажется, не рассчитали. Так что никаких Су-27 в Исландии не появилось – но и ECA от идеи создания «частных ВВС» не отказалась.

Компания сумела привлечь изрядную сумму – почти 300 миллионов евро – по долговым обязательствам, организовала штаб-квартиру в голландском Шипхоле и задумала организовать целую сеть учебных подразделений, и не только авиационных, а еще и сухопутных (в основном связанных с радиоэлектронной борьбой и радарами), включая компьютерные. Что же касается авиационной компоненты, то она ныне разделены на четыре раздела: легкие и тяжелые истребители, беспилотники и летающие мишени. Про последние два неизвестно практически ничего, кроме того, что контора предполагает предложить потенциальным клиентам многоразовую дозвуковую крылатую ракету-мишень. А вот по истребителям информации довольно много – но она не слишком проясняет перспективы дела.

Сначала о тяжелых истребителях, тем более что все началось как раз с «исландских Су-27». Тогда общий флот предполагалось довести до 33 машин, позже цифра выросла до 36 «в долговременном плане». Однако еще до того, как хоть одна «Сушка» реализовалась в металле, предполагаемый заказ начал снижаться и сейчас, по данным сайта компании, предполагается как 10 двухместных Су-30 и 14 Су-35. Но это опять же на бумаге, поскольку компания с лета начала поговаривать о том, что самолеты семейства Су-27 не имеют перспектив после 2020 года. Так ECA, по-видимому, пытается объяснить, почему от приобретения этих дорогих (в том числе и в эксплуатации) самолетов она собирается отказаться. Таким образом, силуэт Су-27 на логотипе компании может оказаться единственной «Сушкой» у голландской компании.
Но если отказ от тяжелых истребителей еще можно как-то оправдать (в том числе и в глазах вкладчиков), то от легкого истребителя не отвертеться. Но компания все-таки пытается это сделать.

До сих пор нет определенности, какой самолет предполагается приобрести на эту роль. В мае был озвучен список претендентов: Chengdu J-10, Saab Gripen NG и МиГ-35, общее количество –24 машины, 14 в первой партии. Казалось бы, отступать далее некуда, и начались разговоры о том, что же было бы лучше: загадочный китаец, хорошо знакомый, но двухмоторный русский или экономичный однодвигательный швед. Все вроде бы склонялись к «Гриппену», на сайте компании он вроде тоже был (и остается), а вот сама ECA результаты объявить не спешила. Не появились они ни в конце мая, ни в июне, а потом…

А потом, в августе, вдруг оказалось, что легким истребителем для ECA выбран… IAI Lavi 2!!!

Вообще-то программа израильского истребителя Lavi была закрыта в 1987 году по причине дороговизны организации его серийного производства по сравнению с приобретением F-16 в США, но в Израиле всегда находились поклонники этого самолета – даже несмотря на то, что особых преимуществ перед тем же F-16 Lavi и не имел.
IAI также не совсем забросила проект, работая над отдельными элементами Lavi и предлагая их затем на экспорт как модернизации других машин, прорабатывался вариант и модернизации самого «Льва» – но только на бумаге. А тут вроде бы сразу и заказ на 36 самолетов плюс опцион на 12. Из подробностей – только то, что самолеты не будут иметь возможность несения боевого вооружения – только электронных имитаторов, но зато полный комплект современнейшей авионики (в Израиле с этим, в целом, дела обстоят неплохо). Цена программы – до 7 млрд. долл.

После таких известий вся идея «агрессоров» от ECA начала выглядеть совсем призрачно. Возможно поэтому сейчас никаких упоминаний об этом от компани Lavi не исходит – перспективным легким истребителем там продолжают называть «Гриппен». Но о том, когда будут заказаны эти самолеты – ни слова. Соответственно, когда ВВС стран НАТО получат достойных «мальчиков для битья», и получат ли вообще, неясно. Но спрос-то есть…

Комментировать

*

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.

captcha *