logo


Косвенный нейминг аэропортов именами выдающихся соотечественников, согласно информации проекта «Великие имена России» на день публикации, является чисто американской традицией зародившейся в середине ХХ века. Тогда, во времена Великой депрессии населению США любыми средствами поднимали национальный дух… Теперь, по видимому, многочисленным в СССР нациям объединённым в единую «российскую» требуется тоже самое, и правительственный кризис к этому обязывает.

Присвоение российским аэропортам имён великих соотечественников оставивших о себе память в веках стало неожиданной новостью для пассажиров, которые не рассматривали всерьёз очередное «правительственное ноу-хау». Было странным узнать об увековечивании памяти А.С. Пушкина с аэропортом «Шереметьево», М.В. Ломоносова с «Домодедово», А.С. Туполева с «Внуково»…

Как бы не доносилась с сайта проекта «Великие имена России» информация об острой необходимости дополнительного нейминга аэропортов страны, это действо остаётся за рамками взглядов людей на аэропорты. За сто лет общество привыкло к логике мышления, что аэропорты являются воздушными гаванями городов, которые в свою очередь, уже ассоциируются с историческими образами и личностями и т.п.. Внедряемое новшество является по сути дела «перетягиванием одеяла», в этом плане, и как внешнее влияние ломающее мышление народа. Нашу историю и так постоянно ломали, а кто в этот раз — пять зависимых от господдержки органов управления гражданскими обществами, во главе с общественной палатой и обществами словесности, географии и истории. Эти люди сравнивают аэропорт с театральной вешалкой в своём изречении «Как театр начинается с вешалки, так город начинается с аэропорта», таким образом херя устоявшиеся образы аэропортов, как воздушные гавани.

Первая ассоциация с присвоением вторых имён аэропортам — это типичное для России освоение бюджета некой идеологической программы повышения заинтересованности граждан страны и туристов к более глубокому историческому наследию, чем Революция 1917 года и Вторая Мировая война.
Со времён освоения космоса, нам больше нечем гордиться, и людей снова начали культивировать, зомбировать ещё более древними образами патриотизма, чем во времена прошлого столетия. Чем же ещё сплотить нацию, за счёт чего можно сохранить лояльность народа к правительству? В прошлом году был «мундиал», потом, интервенция в Ливии, затем, страшилки про фантастическое оружие возмездия, теперь, «более культурное помешательство»…

Установка «шаблонной статуи» с образом «Пушкин с книгой в руке» незаурядного стиля исполнения, ни чем и ни как не отсылающей своим видом к путешествиям, в здании главного аэровокзала страны выглядит не-ле-по (нелепо). — Нет в этом ни ощущения вдохновения от вида искусства, ни созидательного образа дополняющего бренд аэропорта. Ощущение такое, словно статую не довезли до очередной станции метро или района города, и случайно расчехлили при перевозке.
Припоминается сюжет из кинофильма «Добро пожаловать или посторонним вход воспрещён», там была сцена «Куда ставить-то?!»… Всё это напоминает реализацию инвентаря из загашников монументальной индустрии.

С другой стороны, авиационным гаваням это на руку, ведь это жирный информационный повод, чтобы изменить сложившиеся в этом году образы отечественных аэропортов, из-за происшествий в Анадырь и Шереметьево. Да и рекламная компания запускается нехилая, как при удачном ходе фигурой на шахматной доске, и ничего при этом придумывать не нужно… Деньги выделены.

«На что пошли деньги?
— А вот, мы памятник поставили и…»

Возможно, в этом кто-то разглядит предпосылки к всеобщему развитию аэропортов страны. Посмотрите сами: в России по пальцам одной руки можно сосчитать «полноценные аэропорты» (какими они должны быть), в основном, из числа столичных, а остальные — являются сараями в новой облицовке. Как всё это можно изменить, без глобализации индустрии в целом? — Вопрос риторический.

Чтобы не позорить имена великих людей, нужно создавать достойные объекты инфраструктуры, обеспечивать достойной зарплатой рабочие места. Вместо этого, зачастую, менеджеры прикрывают именами собственную немощность!
В случаях с багажным коллапсом в Шереметьево, теперь, имя Пушкина будет ещё ассоциироваться и символизировать беспорядок в умах менеджеров аэропорта…

«Где мой багаж?
— Не знаем.
А кто будет знать? Пушкин?!»


Конечно, не даёт покоя менеджерам по освоению бюджетов мировая практика дополнительного нейминга аэропортов; посмотрели они как устроено там, покумекали и разработали стратегию под себя, по принципу «чтобы было». Нужно же оправдывать своё существование: чтобы было чем и заниматься в финансовом плане, и чем рапортовать о достижениях перед главными менеджерами страны, а тем, в свою очередь, перед наиглавнейшим менеджером страны. Всё это, в каждом конкретном случае действительно затрагивает интересы местных жителей и сотрудников аэропортов, а вот, пассажиров — вопрос спорный. Пассажирам главное — благополучно долететь до нужного города, и чтобы багаж выдали сразу, и побыстрее добраться до конечной точки путешествия, где они и окунутся в культуру.  Задерживаться в аэропорту перед вылетом и по прилёту, никто из пассажиров не намерен, поэтому, вся эта история с дополнительными именами, как часть «процесса повального воровства под прикрытием этого оставшимися средствами» (*народное изречение). Главное придумать «громкие деяния», чтобы не было сомневающихся и критиков в их целесообразности.

На свой 200 летний юбилей «Пушкин был засунут во все дыры»… Пушкина было столько, что люди начали откровенно взывать о пощаде с требованием прекратить корыстное использование имени поэта. Многие задавались вопросом как им, при таком виде упоминаний о личности и количестве цитируемости, спастись от зарождающейся ненависти к выдающему человеку, к его произведениям?

Дальше, маразм культуры в стране будет крепчать и шириться, как мы все уже видим.
У всех аэропортов есть имена. Эти имена не позорные или прокаженные, и тоже значимые. Но захотелось ещё больше пафоса, больше величия, больше «гордости» за счёт великих предков. Повторимся, мы уже израсходовали все загашники, уже не осталось ничего, «всё достали» по несколько раз. У нас нет ничего достойного уважения в настоящей реальности, нас усиленно заставляют жить прошлым — это волнует людей озадаченных вопросом о наследии для следующих поколений.

Пушкин и Шереметьево — показательный пример всей нелепейшей ситуации в большей степени направленной на банальный внешний  образ, чем на качественный продуманный внутренний.


Комментировать

*

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.