logo


Решение научить БПЛА летать с воды кажется необычным только сейчас: ведь раньше плавающие беспилотники выпускались сотнями…
Р

аньше – это очень давно, еще до Второй Мировой войны, и все в той же Великобритании. На основе экспериментов еще военных времен программа по созданию беспилотных летательных аппаратов была начата в 1920 году по трем направлениям: «носитель оружия» (прообраз современной крылатой ракеты), «летающая мишень» и «воздушная торпеда» (предок управляемой бомбы). Работы по последнему направлению были вскоре отменены, «носитель оружия» воплотился в небольшом самолетике Larynx, созданном в Royal Aircraft Estabilishment, «исследовательском наследнике» ставшей легендарной в годы Первой Мировой – фирмы Royal Aircraft Factory. Одномоторный моноплан без шасси, стартующий с пороховой катапульты, был произведен малой серией, но дальше испытаний не пошел. Самой же перспективной оказалась тема «летающей мишени», управляемой по радио, и как раз эти аппараты стали первыми водоплавающими беспилотниками.

На первый взгляд, что поплавки, что лодочный фюзеляж аппаратам такого назначения ни к чему – ведь все более современные беспилотные летающие мишени многоразового использования великолепно обходятся без них, садясь на колеса, лыжи или опускаясь на землю на парашютах. Действительно, приспособления для посадки на воду отнюдь не улучшают аэродинамику летательного аппарата, но, учитывая британскую специфику, без них было не обойтись.

Специфика была в том, что посредством летающих радиоуправляемых мишеней предполагалось натаскивать не столько сухопутных артиллеристов, сколько зенитчиков многочисленного Королевского флота. Следовательно, мишеням проходилось летать в основном над водой, и в случае неполадок на борту на нее же и садиться. Дистанционная посадка что на воду, что на сушу почти одинаково опасна, но зато в море имеется практически бесконечная посадочная полоса и отсутствуют какие-либо препятствия. Препятствием могут стать волны, но ведь и учебные стрельбы проводятся в хорошую погоду, чтобы цель была хорошо видна зенитчикам, а не в шторм. Бонусом морского базирования была беспроблемность взлета: на многих военных кораблях имелись штатные бортовые катапульты для запуска поплавковых разведчиков.

Английские инженеры разработали достаточно компактную систему дистанционного управления, включавшую бортовой комплект самолета и наземную (но с легкостью размещаемую на борту любого корабля) колонну управления, но вот самолет под нее подобрали поначалу не очень компактный. Это был разведчик Fairey IIIF, под эксперименты переоборудовали три самолета. Плюсами этой машины была двух-трехместность (аппаратура управления легко размещалась, а пилотское место со всем обычным комплектом приборов и средств управления использовалось по назначению в ходе испытаний и перегоночных полетов), поплавковость, приспособленность к катапультированию и хорошее знакомство с базовым самолетом как во флоте, так и в ВВС: и там, и там Fairey IIIF был основным типом одномоторного разведчика.

Радиоуправляемые самолеты получили название Fairey Queen, и судьба у них оказалась незавидная. Эксперименты начались в 1931 году, первые два самолета, нормально летая «под присмотром пилотов», бесславно разбились сразу после беспилотного старта с катапульты линкора «Вэлиэнт»: то ли перегрузки плохо повлияли на установленную на борту электронику, то ли оператор не успевал перевести самолет в набор высоты. Но в 1933 году инженерам удалось-таки довести все до ума, и в ходе учений последняя «Королева» два часа носилась над кораблями, стрелявшими по ней изо всех стволов – и совершила благополучную посадку.

В ходе последующих обстрелов моряки сумели-таки сбить беспилотник, и были полностью удовлетворены полученной возможностью пострелять по настоящему самолету. Недовольство имело место в финансовом аспекте: как ни крути, а базовый самолет стоил денег. В последующие годы выходили из положения, переоборудуя в мишени вполне исправные, но морально устаревшие самолеты, но тогда, в 1930-е, боевые самолеты производились штучно и использовались по прямому назначению до тех пор, пока они были пригодны к полетам. Пришлось искать новую базу, подешевле.

Выбор пал на изделие фирмы de Havilland, известной своими легкими учебно-тренировочными самолетами. Там разработали максимально дешевый носитель на базе крыла DH.82 Tiger Moth и деревянного фюзеляжа от DH.60 Moth. Аппаратура управления благополучно разместилась в задней кабине, испытания прошли успешно и первую в мире серийную беспилотную воздушную мишень пустили в серию.

Название этого самолета, как говорят, стало нарицательным. Началось все, как мы помним, c Fairey Queen, который назвали так, кажется, по созвучию с Fairy Queen, Королевой фей английского фольклора. Исходным же посылом была система обозначения техзаданий в британской авиации, в которой буквой Q означались «самолеты специального назначения», включая беспилотники и буксировщики мишеней. Резона в выборе именно этой буквы не было никакого кроме того, что ни один «нормальный» тип назначений самолетов с этой буквы не начинался.

Джеффри де Хевилленд был энтомологом-любителем, и самолеты своей фирмы называл соответственно. Предками мишени были «Мотыльки», а в названии мишени «для преемственности» и обозначения типа надо было использовать слово Queen. А где в мире насекомых летающие королевы? Правильно, у пчел! И самолет назвали Queen Bee – «пчелиная матка». И все бы ничего, да, как рассказывают, пчелиное название просочилось за океан, где также работали над беспилотными самолетами. Американцы, в противовес английской «матке», стали называть свои творения «трутнями» – и в последующие годы термин «Drone» применительно к авиации стал означать беспилотный самолет вообще, в том числе в Англии. Это, в общем-то, легенда, но вот буква Q для «спецсамолетов» тоже перебралась в США: американские военные беспилотные летательные аппараты имеют в своем индексе Q, обозначающую беспилотник…

Но вернемся к Queen Bee. Они пошли в серию и сделано было ни много ни мало 420 беспилотников. Они интенсивно использовались как в самой Великобритании, где ими были оснащены пять эскадрилий, так и флотом на базах по всему миру, особенно в Западном Средиземноморье, где базой для Queen Bee стал учебный авианосец «Аргус». Использовались «Пчелки» по прямому назначению и в годы войны, и, хотя стрельба непосредственно по самолетам практиковалась редко (чаще были вылеты с тросовыми мишенями, и прицелы орудий специально подвертывали, чтобы не попасть в самолет), тем не менее мишени и сбивались зенитками, и бились на посадках, и просто вылетывались, В итоге до нашего дня дожил только один самолет, да и то в колесной комплектации (в ней было выпущено немало самолетов для сухопутного использования).

Англичане сделали даже наследника для Queen Bee – Airspeed AS.30 Queen Wasp, но он оказался неудачным, и дальнейшие работы по водоплавающим беспилотникам надолго прекратили, тем более что нужды в них больше и не было. В качестве воздушных мишеней требовались значительно более скоростные летательные аппараты, да и для разведки скорость была не лишней…

Совсем недавно посетители берлинской выставки ILA-2012 могли полюбоваться на один необычный летательный аппарат. Необычным в нем было наличие лодочного фюзеляжа и отсутствие места для пилота, так что, даже несмотря на то, что машина, именуемая SA03 и разработанная англо-испанской фирмой Singular Aircraft, была оборудована убираемым колесным шасси и складными поплавками на крыле, явным было желание ее создателей научить беспилотник летать с воды. Читайте в интернет-журнале Aviaglobus: SA03 – гипотетический гидро-БПЛА.

Комментировать

*

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.

captcha *