logo


Постараемся разобраться, были ли погибшие пассажиры SSJ-100 Aeroflot обречены, купив билет на злополучный рейс? Могла ли ситуация со спасением людей развиваться иначе? Что нужно делать, чтобы подобные трагедии не повторялись вновь? 


5 мая 2019 года произошла катастрофа самолета Сухой Суперджет-100 авиакомпании «Аэрофлот» в Шереметьево. Из 78 человек, находившихся на борту спастись смогли только 37 человек. Именно так – «смогли спастись», а 41 человек включая детей не смогли. И никто не смог им помочь. Практически в лучшем аэропорту России, где одна из лучших в России аварийно-спасательных служб, после ожидаемой аварийной посадки из горящего в центре аэропорта самолета не смогли спасти даже половину находившемся в нем людей…

Сейчас многие СМИ строят догадки и вторят друг другу версии ответов на вопросы: «Почему произошла катастрофа SSJ-100 «Аэрофлот» в Шереметьево?», «Была ли молния причиной аварии?», «Виноваты ли пассажиры, тащившие свою ручную кладь, в гибели тех, кто не успел спастись?».
На все подобные вопросы даст ответ следствие. Найдутся и причины, и виновные.

По данным из открытых источников воздушное судно Сухой Суперджет-100 авиакомпании «Аэрофлот», на борту которого находилось 73 пассажира и 5 членов экипажа выполняло рейс SU1492 Москва – Мурманск. После взлета у самолета возникли технические проблемы и самолет вернулся в аэропорт Шереметьево, где после посадки у него загорелись двигатели и разлитое топливо. Вероятно все уже видели эти страшные кадры пылающего самолета. И многие наверняка задался вопросом: «А был ли шанс спастись у погибших?»

Чтобы разобраться в этом вопросе, сначала нужно понять, что именно пошло не так.

Технически отказы происходят на разных воздушных судах, в том числе в полете, почти ежедневно, но они не заканчиваются авариями. Молнии регулярно попадают в самолеты, но они уже давно не приводят к человеческим жертвам. При аварийной эвакуации почти всегда возникает паника, и экипажи регулярно тренируются эвакуировать пассажиров в таких условиях. Нормы летной годности (требования к самолетам) ужесточаются постоянно, делая авиационный транспорт всё более надежным и безопасным. Чтобы понять, где же мог произойти сбой, рекомендуем прочитать статью «Когда счёт идёт на минуты»

Следствие ещё идет, а все причастные к трагедии SSJ-100 в Шереметьево стремятся показать, что сделали всё возможное и никто ни в чём не виноват. Но раз погибли люди, значит, вероятно, сделали не всё…

ПАО «Аэрофлот» уже опубликовал на своем сайте текст о том, что экипаж воздушного судна Аэрофлота, сделал все для спасения пассажиров и что эвакуация была проведена всего за 55 секунд при отраслевом нормативе 90 секунд, и что командир воздушного судна покинул горящую машину последним. Скорее всего, так и было. И экипаж скорее всего сделал все, что было в его силах, чтобы спасти людей. Вот только про норматив 90 секунд зря написали. Это норматив, за который из воздушного судна через аварийные двери и люки по одному борту должны эвакуироваться ВСЕ пассажиры! Из горящего Суперджета спаслись не все… И командир воздушного судна вероятно покинул самолет последним ИЗ ЖИВЫХ! А остальные 41 человек навечно остались на борту … 

Наверняка, будь у аварийного самолета открыт хотя бы один из задних аварийных выходов – погибших было бы гораздо меньше! А может и вовсе бы не было. Но экипаж сделал все правильно! Открывать аварийный выход если за бортом пламя – нельзя! Это написано во всех инструкциях и отрабатывается на каждой тренировке. Так был ли шанс у погибших?

Международный аэропорт Шереметьево также поспешил в своей новостной ленте рассказать, что сделал все для спасения пассажиров. На их сайте опубликовано, что в 18.30  пассажирский лайнер совершил «жесткую» посадку на взлетно-посадочную полосу, после чего произошло возгорание, а в 18.32 на место происшествия незамедлительно прибыли аварийно-спасательная бригада, медицинские экипажи для экстренной эвакуации и оказания помощи пассажирам и членам экипажа.
Вот только по данным «Аэрофлота» эвакуация длилась всего 55 секунд! Прибывшей «аварийно-спасательной бригаде» уже некого было эвакуировать… И на опубликованных кадрах с места происшествия видно, что первым к горящему самолету подъехал водозаправочный автомобиль, а не спасатели! (см. видео ниже)

На это стоит обратить особое внимание: «самолет не внезапно загорелся», а совершал аварийную посадку с отказавшим оборудованием!

Аварийно-спасательная служба уже должна была ждать его у ВПП и приступить к тушению пожара немедленно. Даже устаревшие, но все еще действующие нормативные акты, требуют, чтобы аварийно-спасательные службы ожидали аварийную посадку вблизи ВПП. Те же нормативные акты требуют, чтобы пожарные автомобили прибывали в самую дальнюю точку ВПП за 3 минуты после внезапной подачи сигнала «Тревога». Так что прибытие аварийно-спасательной бригады к горящему по середине аэропорта Суперджету через 2 минуты после посадки, о которой было известно заранее – скорее «минус», чем заслуга, о которой стоит писать на своем сайте…

Ещё одна неверная формулировка «приступить к тушению пожара» означает: начать подавать огнетушащий состав в очаг пожара, а не просто прибыть на место происшествия! На опубликованных кадрах видно, что даже после прибытия первый пожарный автомобиль не сразу смог «попасть» в пламя, окутавшее фюзеляж самолета… Особую озабоченность вызывают сообщения МЧС России, согласно которым открытое горение самолет было ликвидировано только в 18-48, т.е. через 16 минут после прибытия аварийно-спасательной бригады на место происшествия. Равно как и то, что по данным МЧС России к операции спасения и тушения загоревшегося самолета SSJ-100 в Шереметьево было привлечено около 170 человек и более 50 единиц техники. И каков результат?

По действующим советским требованиям, самолет типа Суперджет-100, который относится к 6-й категории по уровню требуемой противопожарной защиты (УТПЗ), должен быть потушен максимум 3-мя аэродромными пожарными автомобилями, на которых будет 12 человек за время около 3 минут! По международным нормам ИКАО – такой пожар должен быть потушен 2-мя пожарными автомобилями на которых будет 8 человек за время около 2 минут…

Чтобы не быть голословными, предлагаем в качестве примера рассмотреть тушение пожара (*относящегося к той же 6-й категории по УТПЗ) произошедшего с Бонигом 737-800 на Окинаве в 2007 году.

Не проводим абсолютной параллели с катастрофой Суперджета в Шереметьево — ситуации схожи, но по сути очень разные. Посмотрите видео пожара и обратите внимание на некоторые моменты…

  1. Неважно, как долго длится аварийная эвакуация – ВАЖНО, чтобы все были эвакуированы.
  2. Неважно, тащат ли пассажиры ручную кладь – ВАЖНО, чтобы было доступно максимально возможное количество путей эвакуации и экипаж умел справляться с паникой на борту.
  3. Неважно, как быстро прибыли техника и спасатели на место происшествия и сколько их – ВАЖНО, как быстро они начали тушить пожар и как быстро они оттеснили пламя от фюзеляжа, где находятся люди. 

Но 5 мая 2019 года в аэропорту Шереметьево вовремя оттеснить пламя от фюзеляжа горящего самолета не смогли. Как пишут: один из бортпроводников пытался открыть задний аварийный выход, чтобы спасти людей…
— Он действовал так, как его учили! Его также учили, что при аварийной посадке аварийные службы аэропорта будут ждать терпящий бедствие самолет и будут помогать ему при аварийной эвакуации. К сожалению, ему никто не помог…


Так был ли шанс?

Не беремся дать ответ на поставленный собственный вопрос, как и на вопросы о косвенных причинах, которых оказалось много:

  • Кто ответит, почему аварийная служба аэропорта не ждала аварийный борт у ВПП?
  • Кто знает, передал ли диспетчер нужную информацию аварийной службе?
  • Почему в России не тренируют спасателей аэропортов на специальных полигонах в условиях, приближенных к реальным?
  • Почему наши аэропорты не используют высокоэффективные огнетушащие составы, уже давно внедренные по стандартам ИКАО?
  • И другие вопросы…

Понятно одно, о чём специально отметили в начале статьи, что Шереметьево – возможно один из лучших аэропортов России, где одна из лучших в России аварийно-спасательных служб… Не потому, что они безупречные, а потому что страшно представить, что бы было в другом российском аэропорту, куда летают такие же Суперджеты и Боинги, как и в Шереметьево, но где состояние аварийно-спасательных служб, их численность, подготовка и оснащение, вероятно, на гораздо более низком уровне!


В качестве подтверждения, можно вспомнить пожар Ту-154 в Сургуте в 2011 году, где аварийно-спасательная служба аэропорта вообще не смогла справиться с пожаром и его удалось потушить только когда самолет почти полностью сгорел. Видео данного события легко можно найти в Интернете, сравните его с тушением Боинга на Окинаве…

Еще одна похожая авария произошла 1 сентября 2018 с самолетом Боинг 737 авиакомпании Utair в Сочи. Там тоже после посадки произошло возгорание топлива под самолетом, а спасателям, как говорят репортеры на видео: «…пламя удается сбить через 8 минут». При том, что в пожарном автомобиле огнетушащих составов на 2-3 минуты интенсивной подачи… Если за это время пожар под самолетом не потушен, то шансы спасти людей стремятся к 0… Только в Сочи людям повезло, им помогла природа: шёл дождь, а река Мзымта уносила своим течением горящее топливо от самолета. В аэропорту Шереметьево людям должны были помочь аварийно-спасательные службы.

Вот и получается, что авиапассажиры в России могут надеяться только на себя и на экипаж своего самолета, и на чудо. Причем не важно, откуда и куда летит самолет.

Совсем недавно был опубликован материал об аварийной посадке самолета Боинг 777-300 авиакомпании «Air China», которую он совершил 04 марта 2019 на закрытом аэродроме Анадырь. Там тоже пассажиры и экипаж самостоятельно занимались аварийной эвакуацией и своим спасением. И Минтранс России в своем ответе подтвердил, что так и должно было быть… Но не все с этим могут согласиться. Продолжается разбирательство в этом вопросе и будет публикация с альтернативным мнением.

Также опубликуем мнение специалистов о том, что нужно сделать, чтобы подобное катастрофе Суперджета авиакомпании «Аэрофлот» не повторялось. Требуется время для получения результатов проверки аэропорта Шереметьево, с участием Ространснадзора и других государственных органов, как обычно принимающих меры уже после трагедий.


P.S.

Пока готовился этот материал Министр транспорта России Евгений Дитрих успел заявить, что «в 18:30 самолет совершил посадку. В 18:31 был объявлен код «красный». Через минуту первая пожарка была рядом с воздушным судном».

На самом деле в действующих отечественных и международных нормативных актах нет никакого кода «красный» (он используется только в ряде аэропортов, включая Шереметьево, по собственной инициативе). Но есть сигнал «Тревога», который должен ни за минуту, а за 25 секунд доходить до всех, кто должен спасать людей. И если сигнал «Тревога» (или код «красный») был объявлен ПОСЛЕ посадки, то это проливает свет, почему спасатели не ждали борт у ВПП. Просто диспетчеры УВД не объявили спасателям вовремя тревогу и не сообщили, что аварийный борт с полными баками заходит с превышением вертикальной скорости и посадочной массы (практически падает) на ВПП. — Или Министр, просто, зачитал справку из Шереметьево?!
О разнице, между «…первая пожарка была рядом с воздушным судном» и началом тушения пожара, см. текст выше…


Источники:


  1. Спасатель Ответить

    Возникает ряд вопросов:
    1. Какие переговоры вел летчик с диспетчерами!? Если он просил экстренную посадку, то должна была быть команда «тревога АСК».
    Если же он просил штатную посадку, то тревогу АСК соответственно никто не давал.
    Тут же напрашивается вопрос: если у пилота была штатная посадка и не давалась тревога АСК по аэродрому, то почему пилот не выработал (сбросил) часть топлива перед посадкой, а стал садить полный топлива самолёт??? Почему при первом касании, поняв , что посадка будет жёсткой, пилот не включил форсаж, чтобы пойти на новый круг?!!! Неужели пилоты были неопытны? Ведь так делают практически все хорошо обученные пилоты.
    В общем тут нужно понять, либо нам сливают пилотов, делая их виноватыми, либо они действительно угробили столько людей.
    2. Что касаемо пожарных… Сигнал тревога поступил им за две минуты до подъезда первой машины к месту происшествия. А если даже быть точнее, то первый автомобиль приехал и начал тушение уже через 1 минуту 50 секунд. Повезло, что машина была как раз на плановом патрулировании и возвращалась с дозаправки самолёта, где осуществляла присмотр за заправкой судна.
    Остальные пожарные при от 2:10 до 2:40 минут, что имеет хорошие показатели, поскольку эти значения даже выше, чем установленные нормативы. Пожарные потушили пожар использовав почти 75% всех имеющихся средств, что говорит о том, что тушили ребята мощно и пытались подавить огонь всеми средствами. Стоит заметить, что тушили пожарные аэродрома т.е. СПАСОП (как и во многих аэропортах, вольнонаёмные пожарные, которые работают за 17-23 тыс руб. в месяц).
    А вот автомобили хвалебной службы МЧС (где люди получают по-больше, и пенсии у них раньше, чем у многих) приехали только через 26 минут после получения сигнала. Когда уже пожар был потушен они только подъехали к КПП аэропорта. Естественно им было отказано, поскольку пожар уже был потушен, разведка ГДЗС произведена и все пострадавшие были уже эвакуированы. (стоит заметить, что именно МЧС сейчас контролирует деятельность аэродромных СПАСОП, выдавая лицензии на работу таких подразделений. При этом, зачастую сотрудники этой службы не понимают ничего в тушении воздушных судов. Так же МЧС до сих пор отказывается признать СПАСОП своим подразделением и давать все привелегии, какие положены пожарным спасателям. То есть по факту работники СПАСОП являются частными формированиями аэропортов! — Как вам частная пожарная служба??? При этом эти работники осуществляют ту же деятельность, что и полноценные работники МЧС. Да, кстати, нормативы у работников СПАСОП выше чем у работников МЧС.
    К примеру у нас в Мухосранске, сейчас несколько работников МЧС пришло работать в аэропорт и при первых же учебных занятиях оказалось, что теорию они знают очень хорошо, а на практике работники, проработавшие в МЧС по 7-9 лет уступают тем, кто отработал 1-2 года в аэропорту.

Комментировать

*

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.